Содержание страницы:

 

Валерий Герасимов "Мужебаб имеет право..."

 

Валерий Герасимов "Односын двоемама"

 

Валерий Герасимов "Перед дождичком в четверг"

 

КОНСТАНТИН КОВАЛЁВ "В ТИСКАХ «АМЕРИКАНСКОЙ МЕЧТЫ»

Наталья Нарочницкая "ПРАВОЕ - ЭТО СОЦИАЛЬНАЯ РОЛЬ ГОСУДАРСТВА"

 

 
Мужебаб имеет право...
Валерий Герасимов
Глубинной основой демократии является не столько гуманизм, сколько сатанизм. В этой системе гуманизм функционирует лишь в качестве камуфляжной униформы воинствующего сатанизма. Со времен утверждения лютеранства и кальвинизма, с их тезисом “Бог любит богатых!”, западно-христианские конфессии постепенно превратились в “религию капитализма”. Капитализм же коренным образом отличается от общинно-славянского или казачьего уклада жизни, направленного на коллективную заботу о зажиточности и благосостоянии каждого члена общины или станичника. Система капитализма рассчитана на охрану интересов кучки жуликов-эгоистов, самых богатых членов общества, живущих за счет трудового большинства. При таком строе любое богатство основано не на честном эквивалентном распределении услуг и ценностей, а на принципе “взял больше, отдал меньше”. Механизм этого принципа - обман. Демократия - инструмент политической власти богатого меньшинства. Или, как сказал французский философ Альбер Камю: “Демократия - это не власть большинства, а защита меньшинства”.
 
Кстати, историческими родоначальниками истинной демократии, реального народовластия с сильной “вертикалью” военно-административной власти, являлись вовсе не британцы и даже не древние греки, а наши донские казаки. Чем летать за чужим умом в Гарвард, приехали бы в нашу станицу. И там почерпнули бы знания о самом рациональном и гармоничном, самом справедливом жизнеустройстве, какого не знала ни история США, ни любого другого государства мира. Забыв свое, прислонились к чужому. А чужим умом своего счастья еще никто не добился. Хотя бы потому, что чужое всегда выгодно чужим. Следовательно, чужие дороги к русскому счастью не ведут. Куда чужие дороги завели Русь сегодня, известно каждому. О том, куда приведут они Русь завтра, попытаемся рассказать в рубрике “Новости мирового дурдома”. И тогда читатель с удивлением обнаружит - мы еще не достигли всех глубин маразма развитой системы капдемократии. Поскольку российские демократы являются всего лишь дрессированными мартышками Запада, получившими власть в России, конкретные картинки западной жизни помогут читателю представить горизонты будущего демократической России, сбившейся с пути отнюдь не сегодня.
 
Конечно, российские демократы первым делом даровали права гомикам и прочим извращенцам, которых в СССР судили. В знак особой благодарности, все педерасты поголовно голосовали за Ельцина и ельциноидов. К педерастам дружно присоединились и кемеровские шахтеры, и по сей день не шибко поумневшие ивановские ткачихи, и многие-многие “народные дегенераты” из столиц и окрестностей. Регресс назвали прогрессом, все, что могли, перевернули с ног на голову, да еще дурную - и пошло-поехало... Но, как увидим, не совсем поехало. Например, недавно в Нью-Йорке проходил очередной “Парад гордости гомосексуалистов”. Это скажу вам, сила! Пред моими глазами по центру города прошло семьсот тысяч половых извращенцев и прочих дегенератов всех мастей и рангов. Сенаторы, конгрессмены, судьи, епископы, раввины, деятели искусства, видные чиновники и сам мэр города, м-р (?) Джулиани (вопрос потому, что мэр умеет красить губки помадой, облачаться в парик блондинки, игривое платьице и демонстрировать ножки в шелковых чулочках представителям местного “бомонда”). Лесбиянки в “активе” и “пассиве”, гомики холостые и женатозамужние, эксгибиционисты, садисты, мазохисты, вуайеристы (“подглядыватели”), триолисты (любители секса втроем), трансвеститы, копрофилы, зоофилы, бисексуалы, транссексуалы и прочая-прочая публика. По-моему, кроме православных белорусов, русских и сербов, были представлены все прочие расы и народы рода человеческого.
 
Греков также представляли всего две фигуры с плакатом общества “Аксисос”. За ними почему-то шествовала Хиллари Клинтон, в окружении телохранителей явно не пидарского телосложения. А над головами толпа пассивных лесбиянок поднимала плакатики с надписью “Хиллари!”. Лесбы “активные” несли перед собой портрет министра юстиции Жанет Рино и еще нескольких высокопоставленных демократок (Жанет Рино была первым “мужчиной” Хиллари, что случилось еще в их студенческой юности).
 
Записав на диктофон жалобы голубых греков на консерватизм православной церкви, я устремился не к первой леди, а к ликующей процессии типов, готовящихся к операции по изменению пола. Они шли вслед за автобусами с врачами, превращающими бывших мужиков в баб. Среди сотен желающих выбрал одно существо (пока еще мужеска пола) и спросил, во что обойдется ему такая необходимая операция. Ответ поразил меня - “62 тысячи 500 долларов!” Негодуя по поводу крайне дорогостоящей американской медицины, я тут же предложил существу отрезать его “добро” всего за тридцать тысяч. В ответ неблагодарное существо заплакало. Кто-то из недоделанных завопил: “Ю а мэн шовинист!”, то бишь “Вы мужской шовинист!” В Нью-Йорке это довольно сильное обвинение. С одной стороны уже катило на выручку судье на роликах, обнаженное по пояс - с седой харей мужика с обвислыми грудями враскачку. Грудями, разумеется, женскими. Но ближе оказался дюжий садист в эсэсовской форме: в одной руке плеть, в другой - деревянная бельевая прищепка. Этой прищепкой садист вознамерился ущемить мое “достоинство” в прямом смысле слова. Спасли армейские навыки рукопашного боя - в последний момент прищепку удалось выхватить из лапы садиста и спастись бегством в толпе заморских туристов. Прищепку сохранил как сувенир - на ней был телефон садиста и название его организации.
 
Подождав, когда белые садисты хорошенько отлупят бичами стоящего на четвереньках и хохочущего от кайфа старого негра, я вновь возвратился на Пятую авеню, чтобы побеседовать на библейские темы с однополыми гомиками-епископами, архиепископами и просто язык не поворачивается сказать “священнослужителями”, числом в мотострелковый полк. Слава Богу, православных среди них не оказалось. Все шествовали в облачении, излучая неземную радость по случаю принадлежности к великому гомосексуальному братству. “Воистину, имя им - Легион!” - подумал я и помчался к толпе раввинов, умудрившись взять интервью у самого главного из них. Мои цитаты из “Библии” по поводу грустной судьбы содомистов ни на кого впечатления не произвели. По мнению шествующих раввинов и епископов, греха в заднепроходных утехах никакого нет. “Каков поп, таков и приход!” - вспомнил я русскую народную мудрость и влился в ряды ньюйорских гомополицаев, впереди которых вышагивал строем самый большой в городе духовой оркестр городской полицейской управы. Марш мне понравился. Копы-гомики - нет. Отстал, видать, от жизни. И догонять такую жизнь не желаю...
 
Посмотрел бы на это зрелище наш казак-реформатор Стенька Разин! Дон такого сраму сроду не знал. И по сей день не знает, в чем печали нет. Русско-гомическое гноище вызревает, в основном, внутри столичной кольцевой дороги, да в прокисшем Петербурге. Но именно из этого московско-питерского гноища выгнивает, в свою очередь, большая власть. Господи! Спаси люди твоя от демократов! А от других “друзей” мы сами отобьемся... Хотя после Ельцина успели уже заложить Россию западным банкирам со всеми потрохами недр, обязались уничтожить до последней лучшие межконтинентальные ракеты, не дававшие Западу спать спокойно, хотя вознамерились пустить народную землю с молотка, предварительно повторив опыт “ваучеризации”, и сделали немало других вредных дел, Запад недоволен темпами деятельности российских демократов. Подумать только - десять лет без передыху грабят, разрушают, переделывают, а Русь, как стояла, так и стоит. Словно дна нет! Забеспокоишься тут: неровен час, опохмелятся русаки, вспомнят имя свое и пошлют всех на три... Вдруг спросят сами себя: “А на кой нам вся эта суета? Или мы родились, чтобы жуликов кормить?” Чтобы таких вопросов не появилось, молодежь надо напичкать наркотой, занять сексом, скурвить в гомосексуализм и похеризм, срочно заменив этим все прочие “измы”. Американизировать их всех, оболванить срочно! И заменить русскую мечту о Китеж-граде мечтой животной, американской. Сделать все, чтобы негде было жить простому русскому человеку, нечем детей кормить и стариков немощных. Нечем - в богатейшей в мире стране!
 
Нет, не поддается Русь. До дна никак не докатится. И в каждом граде есть Праведник, спасающий его. А тут еще явные “пережитки прошллого”: мужчина должен быть мужщиной, женщина - женщиной, семья - семьей, с детьми нормальными, а не “суррогатными”. Опять же, гомиков не уважают. Зер шлехт, но гут, как говорят малайцы. Даже понять не могут, как это женщина может требовать восстановления своих отцовских прав? Вообще, может ли женщина быть отцом? В России ответят - “Нет!” В Америке ответят - “Да!” Чувствуете, насколько в области деградации русские отстали от Америки?
 
Кому еще не все ясно - поясняю. У всех народов, не “продвинутых” в области демократизации до американского уровня, отцом считается тот, кто может быть отцом. То есть, мужчина, не переделанный хирургом в нечто иное. Матерью считается женщина, которая вынашивает ребенка, а затем рожает его. По мнению “темных” русских людей, жеребец - не кобыла. И наоборот. В России даже курица петуха не топчет. “А надо бы!” - размышляют наставники российских демократов. Успокойтесь, мистеры! Еще несколько лет таких реформ - и случиться может все (в том числе и с петухами). Все пойдет “по-демократически”. Тогда гомики будут венчаться в церквях, усыновлять детей и получать на них пособия. Браки извращенцев будут узаконены официально, юридическая разница между семьей нормальной и “однополой” будет полностью стерта. Кто же в такой “однополой” семейке муж, а кто - жена с яйцами, решают сами “однополые”. Поверьте, это не бред сумасшедшего. Это живая американская действительность. Причем оформленная юридически, узаконенная по всем правилам мирового демократического дурдома. У таких учатся грефы, с таких берут пример хакамады.
 
Однако семейные проблемы касаются всех, даже “однополых” семей. Конфликты порою завершаются разводами. Недавно случился развод и в одной из “однополых” лесбийских семеек в Вестчестере. “Супруга”, пассивная лесбиянка Кристин, до регистрации брака с лесбияном, имела уже детей от какого-то настоящего мужчины: двухлетнюю девочку и четырехлетнего мальчика. Лесбосупруг по имени Дженис крепко повздорила с Кристин. В итоге мужебаб оказался выставленным за дверь. Но оно не здалось. Мужебаб стал требовать свиданий с детьми, которых оно считало своими по причине своей “мужской” роли в распавшейся мужебабской семейке. И ньюйоркская судья Джоан Куни разрешила мужебабу Дженис навещать детишек по четыре часа каждые две недели. “Эти дети, как и любые другие, имеют право на продолжение отношений со своими родителями,” - сказано в постановлении судьи. Так женщина стала отцом.
 
Еще вопросы будут?
 

http://whiteworld.ruweb.info/rubriki/000105/00080102.htm

 

 

 

 

 

 

Односын двоемама
Валерий Герасимов

Американский писатель и философ Ралф Эмерсон говорил: “Истинный показатель цивилизации - не уровень богатства и образования, не величина городов, не обилие урожая, а облик человека, воспитываемого страной.” К такому выводу мистер Эмерсон пришел в последнее трети девятнадцатого столетия, наблюдая картины созревания молодого американского капитализма. К таким же выводам приходит и автор предлагаемой вниманию читателя статьи, наблюдая картины последней стадии его разложения. Внешне пока все выглядит о’кей: поезда еще ходят (хотя с рельсов составы сходят чаще, чем в живущей инерцией прошлого порядка России), в больницах еще лечат (хотя запросто вместо больной ноги могут отрезать здоровую, что подтверждает книга с красноречивым названием: “Как выжить в американских госпиталях”, написанная главным хирургом бруклинского госпиталя “Кони Айленд”), в школах чему-то учат (хотя одиннадцать процентов выпускников не могут читать и писать по-английски, а наука держится за счет покупки готовых “умов” за рубежом), отработанная механика экономического ограбления всего мира выглядит еще надежней (во многом благодаря “усилиям” российских ворократов, обогативших Запад на триллион долларов, которые при нормальной власти должны были работать на благосостояние страны и народа, а не кучки наглых дельцов) и так далее. В подтверждение нашего вывода можно привести ТЫСЯЧИ КОНКРЕТНЫХ ПРИМЕРОВ из реальной жизни Америки и других западных стран, известных автору не по трехсотсерийным телебайкам для домохозяек, а по личному опыту жизни в Старом и Новом Свете.
 
Америка стоит на ногах благодаря поддержке со стороны продажных, в прямом смысле слова, проамериканских марионеточных режимов стран “третьего мира” и России, благодаря предательски-шкурной деятельности компрадорской буржуазии этих стран. Разумеется, средства массовой дезинформации России и Запада (бессовестно называющие себя “независимыми”), на эти темы предпочитают не рассуждать: кормящее “олигархов” быдло должно знать только то, что разрешат знать “олигархи”. Однако, запретные для народа темы среди “своих” все-таки обсуждаются. Как правило, СЕКРЕТНО. Для них это имеет важное значение. Например, если бы Ельцин, затевая свою дикую катавасию погрома, сразу честно сказал людям, что их ждет уже в ближайшие месяцы правления гарвардских “реформаторов”, орали бы идиоты “Борис! Борись!”? Не думаю. Многие люди совершают идиотские поступки лишь по причине отсутствия верной информации. Остальные - потому что дегенераты от рождения или в силу извращенного воспитания в плохой среде. НЕВЕЖДЫ И ДЕГЕНЕРАТЫ - ФУНДАМЕНТ МОГУЩЕСТВА МИРОВЫХ СИЛ ЗЛА. Трусливые и продажные редакторы СМИ - их прямые пособники. Именно они помогают злодеям прятать от народа правду - после чего народ совершает роковые ошибки, в душе стремясь к лучшему. Как радостно после этого ельциным-клинтонам, как довольно ухмыляются абрамовичи-кохи! И как больно созерцать торжество обмана честным журналистам, слово правды которых погибло в мусорных корзинах трусливых редакторов! Тем более, что правда эта порою добывается с риском для жизни.
 
Особенно тщательно охраняются главные антирусские секреты. Почему, станет ясно после ознакомления с некоторыми фрагментами секретного выступления Билла Клинтона (ах, как радостно встречали его в студии “Эхо Москвы”!) перед главными американскими вояками. Президент США сказал буквально следующее: “Последние десять лет наша политика в отношении СССР и его союзников убедительно доказала правильность взятого нами курса на устранение одной из сильнейших держав мира, а также сильнейшего военного блока. (Братский масонский привет милашке Горби со товарищи!) ...Мы добились того, что собирался сделать с Советами президент Трумэн посредством атомной бомбы. Правда, с одним существенным отличием - МЫ ПОЛУЧИЛИ СЫРЬЕВОЙ ПРИДАТОК, а не разрушенное атомом государство (не будь наших мощных Ракетных Войск Стратегического Назначения, которые сейчас так не нравятся начальнику Генштаба Квашнину, “друзья-американцы” забыли бы не только о слезинке русского ребенка, но даже о “сырье”). Да, мы затратили на это много миллиардов долларов, но уже сейчас близки к тому, что у русских называется самоокупаемостью.”
 
Сказанное выше - лучший комментарий к истошному вою “перестроечных” экономистов о якобы внутренних, да еще “закономерных”, причинах развала СССР: тогда мудрецы “перестройки” высмеивали русских националистов, предупреждавших народ об активизации “Гарвардского проекта” ЦРУ по развалу нашего Отечества. Теперь правду сказал сам Клинтон. Правда, сказал секретно, только для “своих”. Но тайное стало явным отнюдь не из уст Н.Д.Ковалева или В.В.Путина - знали товарищи, но... молчали. Ибо “мудрость” карьеры не в правде. Поэтому при демократии наверх всплывает нечто отличное от золота. И не только в России: повсюду так.
 
Далее мистер Клинтон хвастает, сколько Америка получила из России халявного стратегического сырья, перечисляет “сотни тонн золота, серебра, драгоценных камней и т.п.” (видимо, на этом основании мы должны считать Гайдара или Явлинского “гениальными” экономистами). “ПОД НЕСУЩЕСТВУЮЩИЕ ПРОЕКТЫ НАМ ПЕРЕДАНЫ ЗА НИЧТОЖНО МАЛЫЕ СУММЫ свыше двадцати тысяч тонн алюминия, две тысячи тонн цезия, бериллия, стронция и т.д. (интересно, существовали ли в тот период “органы” госбезопасности России или им сделали уже операцию по изменению пола?). Многие наши военные и бизнесмены не верили в успех предстоящих операций. (Еще бы! Масштабов такого предательства история человечества еще не знала!) И напрасно. Расшатав идеологические основы СССР (где партийные билеты главного идеолога КПСС, члена Политбюро тов. Алиева и другого члена, тоже из Политбюро, батонo Шеварднадзе?), мы сумели бескровно вывести из борьбы за мировое господство государство, составляющее основную конкуренцию Америке. Наша цель и задача в дальнейшем оказывать помощь всем, кто хочет видеть в нас образец западной свободы и демократии (эти слова рекомендую выписать каждому настоящему идиоту, готовому голосовать за любого российского демократа). Когда в начале 1991 года сотрудники ЦРУ передали на Восток для осуществления наших планов пятьдесят - миллионов долларов, а затем и еще такие же суммы, многие из политиков, а также военные, не верили в успех дела. Теперь же видно - наши планы начали реализовываться..”
 
Говоря о суммах, выданных агентами ЦРУ американским “агентами влияния” в СССР, Клинтон слегка темнит даже перед “своими”. На самом деле в тот год бюджет операций ЦРУ по развалу СССР и ликвидации КПСС был только увеличен на один миллиард долларов, не считая такой же “остаточной” суммы, но в который раз для кого-то личная карьера оказалась важнее судьбы Отечества! 50 миллионов - это только порции взяток и чей-то тайный “первичный” капитал.
 
Далее Клинтон ставит очередные задачи по разжигании на территории России локальных войн, расчленению остатков России на многие мелкие государства, для чего необходимо в первую очередь додушить армию и ВПК, поставить во главе новых микрогосударств-колоний верных Америке людишек.
 
Хотелось бы верить в лучшее... Хотелось бы, но куда денешь жадных жлобов-мечтателей о миллионе, яхте и непременно длинноногой “подруге”? Куда деть всех этих запойных алкашей, педерастов и наркоманов? К какой стенке приставить продажных депутатов, чиновников и генералов? Ведь имя им - Легион!
 
РЫНОК! Зловещий рынок, где политиков покуапют, как редиску на базаре. Рынок, где бесстыдно торгуют собой и страной. Торгуют совестью, разменивают на копейки честь. И стоит ли президенту США бояться коммуниста, открыто сказавшего: “Лимит революций исчерпан!”? И впрямь, зачем революция товарищу, стригущему дивиденды в “Брансвик Варбург (Сайпрес) Лимитед”? Кстати на пару с антикоммунистом Гришей Явлинским (не брезгует из одного корыта жрать!). А в лучших друзьях семьи коммунист держит буревестника российской контрреволюции, первым “пустившим ветры” - “Так жить нельзя!” А ТАК - МОЖНО?.. Теперь лучший друг первого коммуниста уселся одесную Борис Абрамыча: с ним “правду жизни” искать сподручнее. И прибыльнее. Рынок, друзья, рынок... Точнее, БАЗАР ПОЛНЫЙ, НЕОХВАТНЫЙ. Буйный дурдом под открытым небом, где штопанное большинство непрерывно сеет петрушку, а меньшинство во фраках столь же непрерывно врет. Зрелище отвратно-чудовищное.
 
И здесь кстати вернуться к проблеме человеческого фактора. Точнее, к проблеме дегенератов. Суть ее в следующем: НОРМАЛЬНЫЕ ЛЮДИ ЛЮБУЮ ПУСТЫНЮ ПРЕВРАТЯТ В САД; ДЕГЕНЕРАТЫ ЛЮБОЙ САД ПРЕВРАТЯТ В ПУСТЫНЮ. Прошу обратить на этот тезис особое внимание, имея перед глазами пример в кратчайшие сроки разоренной до основания богатейшей страны в мире, граждане которой, при разумном, национально ориентированном правлении, просто обязаны жить богаче и счастливее всех прочих обитателей планеты. Поверьте, в наших русских бедах виноваты не погода в июле и не река Волга. Мишка в лесу тоже не виноват: виноват Мишка двуногий. И прочие, бракованные по части души и совести выродки рода человеческого.
 
Пока российская политическая погода способствует произрастанию поганок. Их, так сказать, сезон. К счастью, история, как и природа, односезонья не знает. ЗАКОНОМЕРНО наступит день, когда все вещи будут названы своими именами. Героев назовут героями, а подонков - подонками. Никто ведь не чтит на Руси память предателя Гришки Отрепьева. Но чтут гражданина Минина! Последний никаких конституций не сочинял, а просто повел народ на Москву, бить супостатов. Гришку-вора “провинциалы” сожгли, пеплом его зарядили Царь-Пушку - и бабахнули! Пушка эта по сей день в Кремле стоит. В рабочем, причем, состоянии. Стоит, как исторический знак верного русского пути. А мы все слушаем Хакамаду. Зачем? Вот это, действительно, понять можно только мягким местом...
 
Много на Руси горя, но есть и путь надежды. Парадокс ситуации в том, что главную надежду подают нам наши главные враги, ныне торжествующие “победу”. Т.е. объективно Запад нам поможет. Поможет, вопреки собственному желанию. Дело в том, что мощь и процветание каждого государства во многом зависит от того, сколь велик процент его граждан-дегенератов по отношению к общей массе нормального населения. И от того, в какой мере извращенные понятия дегенератов становятся общепринятыми и узаконенными нормами жизни данного общества в целом. Мой личный опыт практического знания жизни в России и на Западе подсказывает единственно верный в перспективе вывод: В ИСТОРИЧЕСКОМ ПРОТИВОСТОЯНИИ РОССИИ И ЗАПАДА ПОБЕДИТ РОССИЯ! Почему? Да потому, что среди русских людей доля выродков-дегенератов намного меньше, чем, скажем, населения США. По статистике знаменитого американского психиатра, доктора Кинси, Америка является абсолютным чемпионом мира по числу обитателей дурдомов. Но даже среди тех, кто бродит свободно по улицам американских городов, минимум 18,5% должны сидеть в психушках безвылазно, а еще столько же обязаны “подкручивать гайки” амбулаторно не менее двух раз в году. К таким выводам д-р Кинси пришел на основании многолетних целенаправленных исследований населения крупнейших городов Америки.
 
Как видим, население Америки в значительной мере психически неполноценно. Иную картину мы наблюдаем в России. Несмотря на титанические усилия демократов в деле духовно-нравственного, идеологического и даже физического растления русского народа (на Западе русские проститутки по “коэффициенту проститутской деятельности” занимают третье место после албанок и полячек), наш народ категорически не воспринимает типичные нормы западной жизни, насквозь пропитанной миазмами деградации. К великому счастью, мы остаемся здоровой, в принципе, нацией. Особо пикантные обыденности западной жизни русские люди даже не понимают. Уверен, что до последующих строк наш читатель так и не понял заглавия нашей статьи “Односын двоемам”. Искать в этом заглавии следы киргизской грамоты не стоит: слова родились в Америке, на реальной основе реальных дел и законов.
 
Недавно, в рубрике “Новости мирового дурдома”, я писал о женщине, которую признали в суде ОТЦОМ! После того, как в Америке уравняли в правах браки нормальные и “браки” между пидорами или лесбиянками, начав венчать таких в церкви (вот с кем “экуменист” наш Кирилл Смоленский!), любая американка может объявить себя отцом даже чужого ребенка. И любая гомолесбийская парочка может привести в Америку и усыновить русского, скажем, малыша. Однако на этом выкрутасы “свободы” не завершились. И если вы, будучи нормальным человеком, никак не возьмете в толк, как баба может стать отцом, не спешите себя казнить, но радуйтесь - вы не дегенерат. И не американец, который считает это безобразие нормой.
 
Теперь подумайте, может ли быть у человека две “физических”, его родивших, матери? Скажете, такого даже у щенят не бывает? Правильно, у щенят не бывает. А вот у Американцев, с которых берут пример наши весьма продвинутые в деградации демократы, бывает. Да! Мальчику, появившемуся на свет (Божий тут не скажешь!) 23 июня в бостонском госпитале “Бет-Израэл-Диконесс”, выписали престранное свидетельство о рождении, согласно которому отца у мальчика нет, но зато есть ДВЕ МАТЕРИ ОДНОВРЕМЕННО! И бостонский суд по делам о наследстве признал одинаковое право называться матерями новорожденного лесбиянок Мэри Нолл и Кристин Финн. Обе лесбиянки состояли в законном браке, причем Мэри считалась Мужем Кристины, что не помешало ей одновременно стать законной же матерью. Дело в том, что эту Мэри, словно корову в стаде, искусственно оплодотворили спермой какого-то активного педераста. Затем развившийся эмбрион вытащили из Мэри и пересадили в матку ЕЕ ЖЕНЕ, Кристине. Которая затем и родила то, что мы назвали “Односын двоемама”.
 
Со временем оно подрастет и, кто знает, станет президентом Юнайтед Стэйтс оф Америка. Неужели такой будет диктовать русским людям, как им жить и кому кланяться? Или пальцем деланные дегенераты принесут много пользы Америке? Сомневаюсь. И желаю, чтобы каждый русский Ванечка имел “бо-о-ольсого” папу с усами и добрую маму с косой до пояса. И лысого деда с ложкой, чтоб за порядком следил - тогда Русь воскреснет, а дегенератов будут показывать только студентам, в клиниках для душевнобольных.
 

http://whiteworld.ruweb.info/rubriki/000105/00082301.htm

 

 

 

 

 

 

 

Перед дождичком в четверг
Валерий Герасимов

Во многих странах северного полушария это лето выдалось жарким и засушливым. Заполыхали пожары в окрестностях атомных электростанций России, а через несколько дней зарево пожаров охватило окрестности всех стратегически важных атомных центров и лабораторий США. Горим, братцы, горим! По слухам, ущерб от американских пожаров эквивалентен состоянию Гусинского. Америка дымит по сей день, в России же пожары прекратились (если не считать башни в Останкино).
 
Что касается восточного побережья США, то здесь засухи нет, но влажность воздуха достигает критической отметки. Душно, как в парилке, просто нечем дышать. В безветрии испарения образуют зловонные городские туманы, гипертоники и сердечники активно обогащают казну владельцев похоронных домов и кладбищ. Однако рекорд установили не сердечники, а пострадавшие от влаги домовладельцы: каждый день от влаги и старости разваливаются два-три дома то в одном месте, то в другом. Но то, что произошло накануне четверга в Филадельфии, превзошло все рекорды и ожидания: в северном районе города почти разом обрушились от влаги 22 (двадцать два!) дома! Разумеется, миллионеров среди жертв обвалов нет. Их виллы, любоваться которыми позволяют стосерийные голливудские кинодурилки для ивановских ткачих, отчаянно влюблённых в Путина, построены добротно. Чего не скажешь о домах, в которых обитает большинство коренных американцев.
 
На первый взгляд, многие дома кажутся кирпичными. На самом деле кирпич этот рисованный по штукатурке, металлическая сетка которой прибивается к доскам стены с внешней стороны. Стены комнат чаще всего из древесно-опилочной или древесно-стружечной плиты. Между "дсп" и досками пустое пространство, забитое для утепления стекловатой или просто стружками. Многим домам уже за сто лет. В условиях влажного, да ещё очень жаркого климата, такие псевдокаменные халупы, гордо именуемые "амэрикэн дрим" (т.е. "американской мечтой"), гниют на корню, быстро превращаясь в красивую с виду труху. Как эта недвижимая мечта из трухи выглядит реально, можете спросить известного певца Валерия Леонтьева.
 
В Сибири и на Урале я видел своими глазами крестьянские избы, сколоченные из брёвен лиственницы. Многим избам далеко за двести лет, а они, при маленьком ремонте, могут спокойно простоять ещё столько же. Хотя климат в России посуровее американского. Однако наши крестьянские избы столетиями стоят и в жару, и в морозы, в половодья и бураны, потому что русский крестьянский дом строился "всем миром", добротно и на века.
 
Американские же дома строились и строятся на продажу, по принципу "построить подешевле, продать подороже". Вот и рушатся от влаги или дождиков. Своеобразие момента лишь в том, что обычно гнилая "мечта" американцев загибалась после дождиков в четверг, о чём с удивлением писал я неоднократно. В Филадельфии 22 "мечты" рухнули не после, а до четверга. Вот в чём новизна. Да ещё в том, что мировые средства массовой дезинформации кое-где уделили этому пару секунд или строчек. Всё-таки "рекорд Гиннеса".
 
А я спешу завершить повествование, поскольку в окно забарабанили капли тёплого ньюйоркского дождика - вдруг?!.. Моё скромное обиталище относится к типичным американским "шедеврам" архитектуры, потому тревога вполне объяснима. К тому же совесть не позволяет огорчать редакторов наших газет необходимостью "обрезать" какую-нибудь полосу ради места для моего некролога (хотя обычно именно в некрологах по бывшим авторам редакторы бывают необычайно щедрыми на похвалу в адрес умученных ими щелкопёров - приятно было бы почитать о себе что-нибудь хорошее по дороге не то в рай, не то в другую "загранкомандировку"). Дождик тем временем прекратился, кровля на меня не обрушилась. Посему продолжаю.
 
Со времён покорения России демократами и ворами (что порою однозначно), многие русские окончательно утратили чувство собственного достоинства. Для таких понятия "Запад" и "цивилизация" сливаются воедино. Наоборот, всё исконно наше, русское, объявляется диким и неразумным. Ах, Париж! ох, Нью-Йорк! А что Париж? Лично я в родной столице или в Воронеже чувствую себя куда комфортнее, чем в указанных выше городах Запада. Потому как не наше это болото и всё чужое. К тому же, далеко не лучшее в сравнении с нашим. Например, у нас каждый крестьянин имеет и сроду имел во дворе баньку, где исправно рождался и парился раз в недельку народ русский испокон веков. Банька с веничком, квасом, паром, как положено. Баню русские уважают. И не только крестьяне. Банька всем в радость, да в ползу. Бывал я в баньке Василия Макаровича Шукшина, которую соорудил он своими руками в родном доме, во дворе, с полным соблюдением традиции. В Париже такой баньки нет, и Сена их не чета бурной Катуни. Иван Иванович, главный пермский коммунист, тоже баньку на дачке имеет, приглашал. Словом, русскому человеку во всех пределах государства Российского есть где тело очистить и душу повеселить.
 
Наконец, в каждом дворе имеется отдельное "отхожее место". Выгребное, так сказать, но всё же… Спрoсите, что в этом удивительного? Да для русских людей ничего удивительного в этом нет. К счастью. Всегда были и есть у нас также помойки: мусор выносят в определённое место, достаточно удалённое от жилища.
 
Русская культура питания также на высоте: технология приготовления русских блюд полностью исключает заражение сальмонеллой и прочими вредными паразитами, опасными для человеческой жизни. Слава Богу, наши женщины не подают нам к столу жареных лягушек, копчёных гадюк, тушёных червей с шампиньонами или кусочки совсем сырой рыбы в липком рисе: подобную пищу любят наши дегенераты-демократы и всячески навязывают молодёжи вредные нормальному желудку привычки. К сожалению, вашему корреспонденту, в силу разных уважительных причин, пришлось вкушать эту, да и прочую дрянь, неоднократно. Следовательно, я знаю, что говорю. Узнав такое безобразие, Николай Игнатьич Кондратенко, добрейшей души человек, обещал накормить меня от пуза кубанским салом и борщом лично от супруги. Распалив воображение, я попросил добавить в борщ (для смаку!) ложечку растёртого старого сала с чесноком. "А то как же!" - ответил батько Кондрат на другом конце планеты. Какой Париж, друзья?! Теперь мимо Кубани не прошмыгну. Ибо снится мне кубанское сало, как влюблённому хлопчику невеста! Кстати, самый полезный в мире для ума и тела прохладительный напиток называется "квас". И если кто-либо начнёт при мне хвалить "ножки Буша" вкуса отжатой верёвки, я сразу заподозрю в нём члена "Единства" или "яблочника".
 
К слову "русский" западные обыватели привыкли добавлять слово "свинья". От кого слышим? Ваш король-солнце гордился тем, что истинный французский аристократ моется дважды в жизни: после рождения и после смерти. Представьте себе, как смердели все эти графини и графы, виконты и виконтессы, королевы и короли! Но эти хотя бы забивали вонь духами-одеколонами. А простонародье? Чем "благоухание" предков нынешних мадам и месье отличалось от "амбрэ" законных обитателей свинарников? На Западе меня поразило обыкновение хозяек вытряхивать в открытые окна мусор из тряпок прямо на тротуары у дома. Оказывается, традиция: ещё со средних веков обитатели западноевропейских городов привыкли выливать помои и дерьмо из окон прямо на улицу. А улицы имели углубление посередине, как раз для постепенного стока нечистот куда-нибудь подальше. И даже в Лувре, дворце французских королей, не было ни одного туалета! При "нужде" гости и короли либо приседали на широкий подоконник у открытого окна, либо им приносили "ночные вазы", содержимое которых затем выливалось у задних дверей дворца. Кто же был культурнее - рязанский крестьянин или французский король?
 
Народная культура выше культуры элитарной. И ярче всего она прослеживается в отношении живых к мёртвым: в России на достойное христианское захоронение мог рассчитывать каждый, даже самый бедный человек. На Западе в отдельных могилах хоронят лишь тех, кто может за это хорошо заплатить частному владельцу кладбища. У величайшего австрийского композитора Моцарта по нищете денег на похороны не нашлось. Поэтому гениальнейшего сына нации "культурные" (потому, что у них был Моцарт) австрияки бросили в общую яму для нищих, а вскоре забыли даже, где эта яма была вырыта. Но если даже имелись деньги на захоронение с памятником, то и это не всем давало право на вечный покой. Например, родственники похоронили в Греции известного бандита Солоника, но могилу навещать не являлись. Тогда, согласно "христианскому" закону Греции, бренные останки нашего лиходея были без спросу вытащены из могилы, сложены и куда-то выброшены. В его же яму уложили другого клиента. Очень культурно, не так ли?
 

http://whiteworld.ruweb.info/rubriki/000105/00092201.htm

 

 

 

 

 

 

 

В ТИСКАХ «АМЕРИКАНСКОЙ МЕЧТЫ»

КОНСТАНТИН КОВАЛЁВ
Нью-Йорк, 4 февраля 2001 г.

Как-то по ОТР показывали выпускников МГУ, которые уверенно-наивно рассуждали, куда они пойдут работать, словно они находились в Советском Союзе, где наука и производство ждали молодых специалистов! Одни говорили, что поедут работать за границу, так как в России они не видят перспектив для себя и для науки; другие твердили, что они патриоты и останутся трудиться во имя Родины. Я верил тем из них, у кого родители богатенькие – те могут устроить детей и за границей, но и таким это удастся сделать не всем.
Наших людей принимают здесь со скрипом, как и других иммигрантов, но ставят им при этом всевозможные препятствия на пути к работе инженера, врача, юриста, преподавателя, конструктора, так как эти должности нравятся самим американцам. А иммигрантам, даже более талантливым и подготовленным, как бы негласно предлагается путь в среднетехнический персонал (врачам в медсёстры и медтехники, например), а то и в няньки, уборщицы, дворники так как эти должности самим американцам не нравятся.
Так было в древнем Риме: писателями, преподавателями, музыкантами, скульпторами, архитекторами или ораторами желали быть образованные Римляне, а каменщиками, строителями, землекопами, няньками, слугами и гладиаторами категорически предлагалось стать людям, пригнанным римскими завоевателями из грабительских походов в другие страны, то есть новообращённым рабам. В сущности войны в Римской империи в конце концов стали, в первую очередь, мероприятиями по добыче рабов. Но тогда был рабовладельческий строй почти во всем мире. От использования рабов человечество отказалось полторы тысячи лет тому назад, если не считать рецидива в Новом Свете, когда Америка несколько веков пользовалась рабами-неграми так же широко, как и просвещённый Рим. Но теперь это выглядит нецивилизованно.
Сейчас незачем гнать рабов в Штаты. Это некрасиво! Достаточно только разграбить – нет, нет, не напрямую, а экономически какую-нибудь страну третьего мира, и обнищавшие граждане её будут толпами толпиться у вода посольств США, прося пропустить их в эту чудесную страну, где можно поработать за гроши даже у какого-нибудь прогрессивного сенатора или министра кухаркой, бебиситером (нянькой) или дворником. Это сенатору или министру нравится, так как американец не пойдёт к нему подметать двор, а если и пойдёт, то потребует достойной зарплаты, медицинской страховки, отпускных и прочих благ. А иммигрант согласен на всё.
А вот сенатор с министром никак не захотят, чтобы прибывшие иммигранты стали работать учителями, врачами, юристами, менеджерами, так как тогда они займут те места, на которые министр и сенатор прочили своих взрослых деток. Но и просто попасть в Штаты очень трудно, а ещё трудней получить официальное разрешение на то, чтобы там хоть кем-то работать. То есть если человек туда приедет в гости, и устроится работать тем же дворником или няней, он станет нарушителем закона (таковыми именно являются многочисленные нелегальные иммигранты – самая дешёвая рабочая сила!). Но кое-кого с высшим образованием Америка в исключительных случаях принимает, имея в виду, что они будут работать именно профессорами, конструкторами, архитекторами и т. п.
Кто эти люди? Это – зарекомендовавшие себя научные работники или люди искусства с большим стажем работы и зафиксированными достижениями в своих областях. Но и такие люди должны пройти сложную и длительную процедуру оценки заслуг данного учёного или человека искусства и получить статус «Alien of extraordinary ability» – «Иностранец с чрезвычайными способностями». Лишь тогда такое лицо может получить разрешение на проживание и работу в США. Добиться этого стало очень трудно особенно в последнее время, когда в иммигрантах почти перестали нуждаться. Конечно, легче, наверное, получить разрешение на проживание и работу в Мексике; там вы, допустим, можете получить место инженера на фабрике. Но фабрика эта наверняка американская, рабочим там платят долларов сто в месяц, а инженерам побольше. А это ужасно мало даже при мексиканском, гораздо более низком, чем в США, уровне цен на продукты и товары. Поэтому ехать туда на работу невыгодно. А о работе в области фундаментальных наук и речи быть не может.
То есть вы будете заниматься не наукой, а производством. И вот тут я раскрою ещё одну причину (что я упустил в названной статье) того, почему последнее время в США безработными легко стали оказываться не только «синие воротнички» (рабочие), но и «белые воротнички» (то есть инженеры и прочие люди с высшим образованием). Дело в том, что часто увольнять тружеников в США стали независимо от «цвета» их воротничков вовсе не потому, что, как утверждает главный здешний знаток мировой капиталистической экономики Гринспен, «машины всё более заменяют людей», а потому, что рынок интернационализировался благодаря законам, которые законодатели капстран под давлением США стали вводить, разрешая иностранным фирмам и, следовательно, американским, переносить свои предприятия за пределы своих стран и пользоваться там дешёвой наёмной рабочей силой. А сюда относятся и инженеры, то есть местные «белые» воротнички.
Работы в той же Мексике не хватает, поэтому мексиканские рабочие рады вкалывать за сотню «зелёных», а инженеры за две-три, в то время как в США рабочему подай тысячи три, а инженеру – пять-шесть-семь, а то и больше: иначе здесь не проживёшь из-за уровня цен, в первую очередь на жильё (в среднем оно уже стало стоить около тысячи долларов в месяц) и на всё остальное. Значит, когда предприятие по изготовлению, допустим, американских аудиокассет (фирма указана американская, но – «сделано в Мексике») переносится в Мексику, то в США на улицу выбрасываются равно как «синие», так и «белые воротнички». Так что дело не в замене людей машинами, а в замене дорогостоящих своих американских трудящихся дешёвыми чужими. Кроме того, в США высокие налоги, а в слаборазвитой – низкие, так что капиталист экономит, наживается и на огромной недоплате работникам (помимо прибавочной стоимости), и на выплате ничтожно низкого налога чужому государству.
Так что, как видите, капитализм в высшей своей стадии – империализме, которую сейчас мягко называют «глобализмом», не патриотичен; он интернационален, то есть является разбойником с большой международной дороги, и поэтому «цивилизованные» капиталисты Запада такие же грабители, как и наши «дикие» капиталисты, «отмывающие» награбленные у трудового русского народа деньги с помощью кремлёвского «гаранта» этого грабежа. Мало того, что, как я вам рассказал, на работу «белый воротничок» должен являться в безупречном костюме с галстуком, а дама в строгом красивом наряде или костюме; почти что по писаному правилу положено каждый день приходить в другом костюме или наряде. То есть не вздумайте появляться на работе каждый день в одном и том же приличном «рабочем» костюме или любимой кофточке и юбке. Извольте показывать, что вы якобы богаты и можете каждый день надеть новый наряд. А если вы не богаты, тогда вы, значит, «неудачник» («looser»), а быть неудачником в США – это хуже воровства, а посему вам не место на фирме.
А неудачник в понимании русского народа? Если он при этом добр, то он уже не от мира сего, почти святой: вспомните князя Мышкина из «Идиота» Достоевского, вспомните героев-неудачников из произведений Гоголя, Чехова, Куприна! Кстати, моим детям в школе в своё время учительница сказала, что надо каждый день приходить в новой одежде, которую можно, мол, купить в дешёвом магазине. Хорошо, что мы теперь живём обеспеченно благодаря «extraordinary ability», то есть чрезвычайному таланту моей жены-художницы, которая нашла много покупателей для своих картин только на четвёртый год бедственной жизни в США, и поэтому мы можем купить детям требуемый гардероб на все пять учебных дней в школе. А есть здесь очень бедные семьи, причём коренных американцев.
Так, в конце прошлого учебного года мой 12-летний сын Костя попросил у нас разрешения привести к нам домой в гости американского мальчика, товарища по школе. Мы сперва попросили согласия на то у его родителей, встретив их у школы. Те разрешили. Но когда мы попросили их дать нам номер их телефона, родители мальчика замялись и предпочли взять у нас номер нашего телефона. Выяснилось, что папа мальчика, молодой, явно грамотный, здоровый белый американец работает «супером» (суперинтендантом, то есть дворником) в каком-то жилом доме. А суперы, как известно, живут в США с семьями в подвалах. То ли в подвалы телефон для жильца проводить не положено (подвал не квартира, а рабочее место, а телефон на рабочем месте стоит гораздо дороже, чем квартирный), то ли скорей всего бедняга супер не мог позволить себе такую роскошь, как платить за телефон пару сотен в месяц (если не звонить за границу). Ведь домовладелец платит ему четыреста долларов в месяц, предоставляя ему возможность заработать ещё сколько-то на стороне. Легко ли таким родителям даже всего лишь разные рубашки каждый день давать сыну в школу, чтобы ему не выглядеть ужасным отщепенцем – «лузером»?!
О том, что требование приходить каждый день на службу или в школу в другой одежде, является дремучим мещанством и ни с какими христианскими принципами не вяжется, говорить не приходится. И только в вузах позволяется «хипповать», корча из себя «свободную личность». Это делается для того, чтобы самая опасная часть общества – сконцентрированная в вузе мыслящая бурная молодёжь имела ложное ощущение свободы и не бунтовала. Зато и на частной и на государственной службе строгости похлеще, чем были в Советском Союзе. И лицо должно быть выбрито, и никаких длинных волос не должно быть у мужчины, и «униформа» в виде строгого костюма с галстуком, а увольняют, выставляя за дверь (силой, если станешь оспаривать решение) в считанные минуты: расчёт пришлют в виде чека по почте, а трудовых книжек здесь не существует.
А у нас? После того, как я, студент и рабочий одновременно, отсидел при Хрущёве в политзаключении, КГБ, разумеется, всё время через моих начальников старался выжить меня с работы, но не очень успешно. В 1972 году приехали к нам в НИИ «Атомкотломаш» (в Ростове-на-Дону), где я работал переводчиком научно-технической литературы с нескольких иностранных языков, инженеры из Швейцарии. Заменить меня никто не мог, так как я знал не только обычный немецкий язык, но и всю научно-техническую терминологию, чего другие «проверенные» переводчики не знали. Запретили мне с гостями говорить на посторонние темы: только, мол, переводи! А кроме того, велели галстук надеть. Был у меня красивый сирийский галстук, но работать в галстуке в городе с жарким климатом я не желал. И, кроме того, я из принципа надевать его не захотел. И как ни орал на меня замдиректора института тов. Лишенко в присутствии завотдела и профорга, я культурно послал их подальше. И ничего они поделать не смогли. И не уволили бы, даже если бы я был самый простой, а не уникальный переводчик. Нет в трудовом законодательстве ничего такого об обязательном появлении на рабочем месте при галстуке! (Какому строю теперь служит этот тов. Лишенко, если он ещё жив?!). А здесь бы меня через минуту «гарды» (guards – охранники) схватили за грудки (могли бы надеть и наручники) и вышвырнули на грязный асфальт в кучу бездомных, бродяг и наркоманов...
И ещё для полноты картины: то, что из США или Японии, где работникам платят побольше, производство переносят в страны, где местным трудящимся платят поменьше, вернее, очень мало, вы, наверное, и без меня знали. А вот чего вы наверняка не знаете. В СССР в 1976 году пришёл я в НИИ «Черметинформация», что у метро «Профсоюзная», в Москве. Пригласили меня к самому директору, и тот сказал, что в течение двухмесячного испытательного срока я буду получать на 30 руб. меньше, чем мне обещали, а по истечении оного я стану получать полную зарплату, если подтвержу свою квалификацию и меня оставят на работе. На работе меня, конечно, оставили и зарплату потом дважды повышали, хотя я был не очень доволен тем, что первые два месяца, переводя даже с итальянского, я получал на тридцатку меньше.
А в США? Моя дочь до того, как она, наконец, устроилась секретарём к частному врачу, поступила к латиноамериканцам -католикам на грязную вредную работу – красить из пульверизаторов новые статуи «святых». Ей сразу сказали, что в течение трёх месяцев испытательного срока она не будет получать зарплаты, так как, дескать, её в этот период будут «обучать». А когда срок истёк, ей сказали, что она им не подходит! Понятно, что, действуя таким способом, можно иметь бесплатных подсобных работников, которых через три месяца увольняют, а нанимают других. И так повсюду. Моему зятю Диме тоже предлагали такой бесплатный «испытательный» труд при капитализме! А в СССР в 1957 году сразу после армии я был принят в качестве ученика токаря на завод «Сантехарматура» в Ростове-на-Дону, и там мне как ученику платили по ученическому разряду 50 процентов зарплаты квалифицированного рабочего.
Но теперь перейдём к другому смежному с работой вопросу – к собственному жилью, дому, что является для американца пределом мечтаний, который они называют «american dream», то бишь «американская мечта». Клинтон, пробиваясь в первый раз на президентское кресло, понизив голос и интимно загундосив (здесь большинство сильно гнусавят, особенно когда хотят говорить «с тёплым чувством»), пообещал, что чуть ли не все американцы при нём этим «америкен дримом» обзаведутся. Его и избрали! Нет слов, неплохо завести собственный дом, но каковы возможности на это у большинства американцев, и захотели бы вы, русские молодые люди, иметь такое приобретение в США, если учесть целый ряд обстоятельств?
Этой именно мечтой, а не реальностью, возможностью отгородиться от всех и вся американские идеологи заразили не только свой народ, но и многих в нашей стране. Помню печально-анекдотическую личность с лагерной кличкой «Рыжий». Это был действительно ярко-рыжий, веснущатый субъект со вздёрнутым носом, короче масти Чубайса. С ним я сидел в мордовском лагере № 7 в 1963-65 гг. Как его звали, я не помню, так как все его называли только по кличке. Был он наивен, как младенец. В лагере он не работал, так как у него по какой-то причине не было левой руки пониже локтя. На свободе он бродяжничал, пока наконец не был арестован за попытку перехода государственной границы СССР. Рыжий часто рассказывал нам, зекам, что хотел попасть в Соединённые Штаты, где бы его ждала, мол, райская жизнь. Он выражал полную уверенность, что ООН заставит большевиков освободить его и выпустить в США, где его примет сам президент Кеннеди. После приятной беседы президент, дескать, подарит Рыжему в Америке домик с небольшим садиком, где он будет иногда прогуливаться, философствовать или сочинять стихи (которых он никогда не писал!). Когда я начинал ему втолковывать, что дом в Америке – это дорогая роскошь, что ничего за предательство он не получит, поскольку в лагере было несколько зеков (я называл фамилии), которые бежали на Запад: их там содержали на всём готовом, показывали прессе, которая фиксировала их антисоветские заявления, а месяца через два, когда интерес к ним у публики пропадал, их вышвыривали на улицу, не приспособленных к волчьему капиталистическому обществу, без денег и без знания языка. И тогда они кто раньше, а кто позже приходили в советское посольство с повинной и просьбой помочь вернуться на Родину. Им помогали – возвращали прямо в центр родной земли – в мордовские лагеря. И хотя Рыжий лучше меня знал этих бедолаг и их одиссеи, он почему-то считал, что ему американский президент поможет и подарит домик (уж не за инвалидность ли?!). Когда я продолжал развеивать его навязчивую «американскую мечту», он выходил из себя, бледнел так, что все его веснушки становились чётко видны, как раскалённые булавочные головки, а сам он, брызжа слюной, удалялся с бранью: «Красный! Большевик! Большевик!» Я не обижался, так как я был абсолютно согласен с тем, что я большевик, и гордился этим. Потом он отходил и являлся мириться при условии, что я заварю ему крепкий чифирь... Боюсь, что сейчас много таких Рыжих бродит по России, которые верят, что если а) попасть в Америку, б) найти там работу, то рано или поздно можно будет в) купить вот хотя бы такой домик, какой купил, правда, «с помощью одного американского друга-профессора» (являющегося, разумеется, креатурой ЦРУ, так как в Америке никто ничего даром не даёт) небезызвестный мещанин Сергей Хрущёв, сынишка покойного Никиты Сергеевича.
Домик Сергея Никитича, стоящий в провинции, помнится, сказали, стоит 100 тыс. долларов, причём ему «помогли», то есть не все эти деньги он заплатил из своего кармана, как я понял. Что ж, товарищи и юные коллеги, такая цена за дом – это весьма низкая цена. Оно и видно, хоть домик-то плохо показали: не дом, а домишко одноэтажный. Приличным домом здесь считается трёхэтажное строение, где хотя бы два этажа настоящих, с гаражом внизу, а третий – мансарда. Такой дом здесь, в Бруклине (часть Большого Нью-Йорка), стоит 500-700 тыс. «зелёных» и выше. Сам новоиспеченный американец Сергей Никитич заявил перед телекамерой, что деньги он собрал за счёт... нет, не своих «научных» лекций в университете, а за счёт опубликования вывезенных им из России (не с помощью ли какого-нибудь Бакатина?) рукописей и аудиозаписей покойного батюшки и ряда государственных документов. Вот почему он и затесался в американские граждане: почуял, что скоро вернётся Советская власть и привлечёт его к строгой ответственности за измену Родине в форме передачи важных документов вражеской державе. И лекции он, выяснилось, читает студентам не по своей советской специальности ракетчика, а по своей антисоветской дилетантской специальности – антикоммунизму. И кается, кается, кается за батюшку, который хоть плохим, но коммунистом был и, главное, Америке спуску не давал. И поливает, и поливает нас грязью, не переставая бесстыже улыбаться, как это принято у предателей... Теперь мне понятно, почему у него столь низкая для профессора зарплата – 35 тыс. долларов в год (сейчас вроде слегка повысили). Что платить много за болтовню! Недавно, он стал оправдываться: сказал корреспонденту, что принял американское гражданство из-за американской пенсии...
Но не путайте, дорогие мои, дом в России, пусть даже крестьянский, и дом в Америке. Не только в СССР, но до сих пор и в России, где Дума пока что не допускает продажу крестьянской земли, человек, у которого есть дом и приусадебный участок вокруг, является там, как и американец у себя в доме и на купленном участке земли, хозяином, собственником, и никто туда без его разрешения войти не имеет права. Но вот россиянин покинул свой приусадебный участок (или городскую квартиру) и пожелал прогуляться «от Москвы до самых до окраин». Может он это сделать? При Советской власти мог и теперь пока может. И в будущем сможет, если будет отстаивать право всего народа на общественную землю. Пожалуйста, поезжайте на электричке по Казанской железной дороге хоть за 80-й километр. Выходите и идите, идите, идите, сколько душа пожелает и сколько сил хватит. Собирайте грибы или просто лесными красотами любуйтесь. Можно и сесть перекусить, и в реке или озёрке искупаться.
Только охотиться без лицензии и рыбу ловить не удочкой нельзя. А доберётесь до моей Ростовской области, увидите бескрайнюю, как море, степь, ближе зеленоватую, а подальше – голубоватую, полупрозрачную. Птицы над ней кружат, местами деревца близ воды встречаются, а вдоль Тихого Дона – рощицы и сады. Иди, ощущай русскую волю вольную, никто тебе не запретит, не вреди только природе. И так везде, кроме отдельных мест. Например, можно остановиться перед забором войсковой части. Туда нельзя, и это правильно. Ещё попадались закрытые территории пионерских лагерей или правительственных мест отдыха. Но и это правильно – так во всех странах. Только «двухстандартный» и конечно же неискренний Солженицын согласен с тем, что за границей огороженные территории – это правильно, а у нас неправильно. Потому что нас, Советскую страну, он люто ненавидел.
Помню, в 60-е годы по интеллигентским рукам ходили в рукописи его «Короткие рассказы». Один из них «Озеро» назывался. Там с претензией на поэтическую образность описывалось дивное круглое озеро, «словно циркулем очерченное». Озеро, окружённое лесами, «смотрелось в небо, а небо в озеро». Автор в лирическом припадке восклицал, как хорошо было бы ему здесь на берегу поселиться и остаться с озером «навеки». «Но нет, нельзя!» – вдруг адским скорбным басом обрывал писатель собственные лирические мечтания. Оказывается, озеро сие окружено со всех сторон то ли высокими заборами, то ли колючей проволокой, и повсюду «вертухаи с турчками» (со свистками) стоят (хорошо, что не с винчестерами, как в Америке!). Автор поясняет пришедшему в ужас от советских порядков «интеллигентному» читателю, что у озера поселился некий «разбойник» со своими разбойными детками, то есть, если переведём с языка псевдопоэзии на язык газетной прозы, какой-нибудь командующий округом или секретарь обкома (вроде Бориса Николаевича в его бытность в номенклатуре КПСС). И Солженицын заканчивает свой плач словами типа «Милая родина!..». Ай-ай-ай, какая несчастная была наша Родина!.. А теперь он окопался (именно окопался, ибо создал под домом бункер, где, по словам его жены, можно пересидеть «временный приход к власти коммунистов»!) на бывшей правительственной даче, и этот кусок русской земли уже – его!
А ведь ни один советский руководитель, живший на этом участке земли, не был его владельцем: снимали товарища с должности – и терял он и дачу, и участок. И так везде, в том числе и у описанного автором чудного озера. Но ведь была масса других озёр, к которым был всесторонний доступ для всех граждан. Кстати, когда-то на месте барского дома Солженицына стояла государственная бревенчатая дача Михаила Николаевича Тухачевского, он там жил, пока его не расстреляли. Солженицын побрезговал скромным казённым жилищем покойного Маршала – дом раскатали по брёвнышку и давай строить укрепление с бункером для писателя Земли Русской. А у себя в штате Вермонт человеконенавистник Солженицын на купленной (или подаренной спецслужбами?) огромной территории создал сам себе настоящую лагерную «зону» с колючей проволокой вокруг и с вахтой, куда он, разумеется, с помощью нанятых «вертухаев» или «гардов» по-здешнему никого не пускал (в отличие от Льва Толстого!) якобы по причине занятости. Но вернёмся ещё раз к описанному им в мини-рассказе озеру. Автор выразил маниловское желание поселиться у этого озера «навеки» (то есть сделать эту общественную землю наследственной вотчиной для своих потомков). Но ведь и я мог бы возжелать поселиться там же, причём на том же месте, что и Александр Исаич! И не только мы с ним, но и, например, Виктор Иванович Анпилов, и участник Великой Отечественной войны писатель Владимир Сергеевич Бушин, и все граждане СССР в конечном счёте. Но это не разрешалось, даже если такое озеро не попадало в зону правительственных дач или военного объекта, потому что у нас была общенародная собственность на землю, и все могли посещать 90 процентов, а то и более территории нашей страны, отдыхать там и вообще культурно проводить время, но не имели права покупать или захватывать землю в личную собственность. Поэтому пожелание автора рассказа поселиться у озера навеки означало юридически не что иное как отнять у нас с вами, у общества, часть общественной земли, что г-н помещик Солженицын, дождавшийся свободы для грабителей народного добра, и сделал с помощью Главного Разбойника Бориса Николаевича, недавнего Гаранта нашего порабощения.
Но мы – об Америке, так вернёмся в неё. Год тому назад моя жена отправилась отдыхать с двумя нашими детьми в штат Пенсильвания в живописную лесную местность на холмах (высота над уровнем моря 600 м), где через специальную контору (realty) сняла на месяц частный дом с маленьким приусадебным участком, поросшим лесом. Заплатила за это удовольствие 2500 долларов. Там она, человек с художественной натурой, то есть упускающий из виду многие суровые реалии перед красотой природы, пришла в восторг от пейзажей и даже захотела купить там кусок земли и построить домик. Я стал ругаться, сказал, что не собираюсь жить в Америке и не желаю, чтобы мои дети тут остались. Дети тоже проявили русский патриотизм. К счастью, жена вовремя заметила, что в контракте её хотели надуть, и отказалась от этой аферы. Я в прошлом году туда не ездил, не хотел прерывать свою публицистическую деятельность, а также как сердечный больной не пожелал находиться далеко от больницы. Но в этом году, когда жена опять сняла тот же самый дом, я под конец приехал туда на одну неделю: надо было подменить жену, у которой были срочные дела в Нью-Йорке.
Что же там неприемлемого для меня как русского человека я заметил, и что упустила из виду моя художественная жена, способная любоваться каждым деревом или ручьём? Повёз меня туда один наш знакомый (у меня машины нет: раньше не водил, а в моём возрасте и при моём здоровье начинать водить в крупнейшем городе мира рискованно). Сразу за Нью-Йорком начинается штат Нью-Джерси; там у въезда в штат шлагбаум и кассир в будке: за въезд в штат надо заплатить 7 долларов. Это много, особенно если человек вынужден проезжать здесь каждый день два раза: на работу и домой из штата в штат (в Нью-Джерси ниже налоги, и многие предприятия поэтому перевелись туда). Потом заправились бензином на 20 долларов. Пересекли этот узкий штат и оказались в штате Пенсильвания. Здесь стало прохладней, воздух стал не такой горячий, тяжёлый и влажный, как в Нью-Йорке у океана. Эта гористая лесная местность называется Поконо. Всего добирались три часа. Приблизились к мини-городку Голдсборо. Но наш путь лежал в лежащий рядом посёлок Биг Басс Лейк. Там мы остановились перед настоящим блокпостом. Но – без автоматчиков. Нас пропустили только потому, что жена заранее позвонила на пост, сообщив о нашем приезде. Мы заверили дежурную, что я останусь с детьми в посёлке, а жена вернётся, и что мой спутник не заночует, то есть количество отдыхающих в доме не увеличится. В противном случае пришлось бы внести дополнительную плату в realty. Затем мы проехали по узкой виляющей шоссейке и снова остановились перед шлагбаумом. Оказалось, что мы въезжаем в начало «улицы» Уильямс-драйв, также имеющей свой блок-пост. Правда, вместо дежурной здесь был автомат: стоило сунуть ему в узкую «ротовую» щель специальный талон – и шлагбаум поднялся. Когда я с детьми на следующий день проходил это место, тут же вспыхнул вверху яркий фонарь, и видеокамера на столбе нас засекла. У нас такого даже в концлагере не было! По бокам шоссейки везде рос лес, и из него выскакивали лани с детёнышами, смело перепрыгивая через кюветы и дорогу. Самцов видно не было: их мало, они боязливы, прячутся, так как их тут в охотничий сезон отстреливают.
Такое неравенство полов с преимуществом для самок существует в США и для людей: законы под видом защиты женщин поставили мужчин просто в унизительное положение. Жена может посадить мужа за решётку «за изнасилование», если позвонит в полицию и пожалуется, что во время, извините, полового акта она вдруг сказала мужу: «Стоп!» (Stop it!), а он, увлёкшись, не сразу повиновался её приказу и злостно закончил половой акт. Вредная баба может с помощью закона лишить мужа возможности видеть детей, даже не разводясь с ним, а оформив существующий только в Америке полуразвод, раздельное проживание (separate). Недаром здесь многие не женятся, а в качестве «дружков» (boy-friends) даже в солидном возрасте сожительствуют с «подружками» (girl-friends) или становятся гомосексуалистами из боязни попасть в кабалу жены, которой часто положено платить алименты, даже если нет детей. Так мужчина, по природе воин и мыслитель (русское слово «муж», в древности произносившееся, как в современном польском, «монж», в праславянском языке означало «ум»; и такое же значение слово «mand», позднее – «mаn» имело в прагерманском), опасный для государства, превращается в покорную скотину, с горя тянущуюся к наркотикам.
Наконец я оказался в одноэтажном доме. Подвала нет, ширина деревянных стен соответствует длине кисти моей руки (18 см). Окна тонюсенькие, открываются подъёмом вверх, как везде в Америке. Гостиная большая, высокая, потому что потолка нет – сразу крыша, а в трёх спальнях (две из них убогие, крошечные) низкий потолок, воздуха маловато. Кроме ванной, совмещённой с туалетом, при большей спальне есть ещё и душ. Тоже – совмещённый... Отдельной кухни нет: электроплита и все кухонные принадлежности – в углу гостиной. Короче – избушка лубяная. Недаром у них дома (а стоят они кошмарно дорого) разлетаются, как карточные домики, при ураганах даже средней силы. Стену такого дома можно за несколько минут прорубить топором. Из гостиной выход на веранду без навеса, этакую «эстраду». На стенах в каждом помещении записочки с инструкцией, как пользоваться тем-то и тем-то (например, стиральной машиной) летом и зимой. В отличие от жены я сразу понял, что хозяева в доме никогда не живут, а сдают его дачникам. Конечно, есть в посёлке дома посолидней и в два, и в три этажа, и в них живут хозяева. Одни даже лошадей разводят. Стоило моим детям подать лошадке через забор сорванной свежей травки, как зоркая хозяйка тут же издалека сказала: «Don’t...» (Нельзя...).
Судя по одной и той же надписи «Time Tribune» на всех почтовых ящиках, установленных на лужайках перед каждым домом, в посёлке выписывают только одну эту газету. У «нашего» дома участок был крохотный, а у некоторых – большие. Утром дети повели меня в Голдсборо знакомиться с его «центром». «Магазин» стоял перед пыльной, покрытой щебёнкой «площадью», асфальта не было. В «магазине» почти ничего нельзя было купить, кроме дешёвых сладостей, кока-колы, зелёных, как знамя ислама, бананов и мороженого по цене вдвое дороже, чем в Нью-Йорке. Только теперь я понял, почему жена попросила меня привезти кур, мяса, масла и даже хлеба и яблок. Как видите, в американской глубинке с продуктами так же туго, как и в советской брежневской. Выйдя из магазина, я увидел, что остальные три угла поселковой «площади» занимали три церкви: лютеранская, методистская и католическая. Из католической полился колокольный звон, хотя небольшой колокол был неподвижен: по американскому обыкновению колокольный звон был записан на магнитофонную плёнку!.. Тут же находилось и кладбище, на котором мирно покоились покойники всех трёх конфессий. Оградок и могильных холмиков в Америке нет, белые памятники стоят прямо на зелёной лужайке, и люди и скоты (местные козы) невольно топчутся по могилам. На следующий день дети к моей большой радости повели меня в лес, к озеру. Воздух был хорош, хотя и не столь чист и сладок, как в подмосковных лесах. Дети объяснили мне, что дорогу они знают, так как сюда с ними ходила мама собирать чернику.
Сходя с шоссе в лес, я не придал значения тому, что мы перешагнули через какой-то трос с привязанными к нему красными тряпочками. Мы шли всё дальше и дальше под сенью деревьев, спугивая иногда ланей. Кстати, хвосты у них вдвое длинней, чем у наших, чем они, похоже, гордятся! Мы вышли на болотистый берег озера и сын мой предложил обойти его, чтобы выйти к хорошему месту. Но тут моя пятнадцатилетняя дочка Леночка, сказала, что надо... спрятаться, так как по лесной дороге едет какой-то грузовик. Я не понял, в чём дело, но спрятался. Когда мы вышли из укрытия, я спросил детей, почему надо было прятаться в диком лесу от кого-то. Они мне объяснили, что лес не дикий, а принадлежит частникам и какой-то фирме, добывающей торф, и ходить сюда нельзя, но мама (советская женщина – подумаешь, прошлась через колхозную территорию, что за это будет!) тем не менее ходит сюда по ягоды, которые, как и грибы, американцы не собирают. Я пришёл в ужас, потому что лучше жены понимаю, что такое войти к американцу на его «private property» – частную собственность: иной свободный идиот может и пристрелить и отвечать не будет; такое в США случается.
Вспомнив армейскую науку, я, ругая про себя жену, проинструктировал детей и стал их выводить с «вражеской» территории, как группу разведчиков. Пробирались мы не лесной дорогой, а зарослями. Несколько раз я встречал незамеченные первоначально щитки с надписью «POSTED», (охраняется), а ниже помельче было написано, что это частная собственность, что нарушители будут арестованы, оштрафованы на 300 долларов или заключены в тюрьму. Такой же грозный щиток, оказывается, был и рядом с тросом, натянутым у самой земли, но я его только теперь заметил. Лишь выскочив с детьми на серое шоссе, я успокоился. Теперь я уже стал зорко вглядываться во всё что ни есть, и обнаружил, что это самое «POSTED» красуется на каждом шагу. Если вы по известной малой нужде сойдёте с шоссе и перешагнёте кювет, вы уже окажетесь на запретной территории. Мои дети наивно спросили, почему тогда, мол, по бокам шоссе нет тротуаров!..
Я понял, что человек здесь имеет право законно находиться только на своём земельном участке, на шоссе, на пыльной «площади», в церкви и на кладбище, и то – только у гроба или в гробу!.. Вся остальная земля здесь – частная собственность, запретная зона, «лагерная запретка», до последнего кусочка. Только самки ланей и молодняк, а также опоссумы и бурундуки, не являясь гражданами, могут безнаказанно носиться здесь через все клочки земли, присвоенные с помощью денег и юристов отдельными личностями. Но и на шоссе, как вы уже поняли, здесь можно попасть по особому разрешению, переданному на блок-пост. Боясь идти на озеро, мы пошли на третий день в бассейн, разумеется, платный. Вода, пахнущая хлоркой, меня не вдохновила, и я выбрался из бассейна. Сынишка мой, барахтаясь в воде, пытался на отличном английском заговорить с местными детьми, но они делали вид, что его не слышат. Чтобы не показывать, что он огорчён, он продолжал говорить по-английски с самим собой... Тут подошла ко мне местная полицейская – познакомиться с новым субъектом на вверенном ей участке, сунула мне твёрдую, как её пистолет, руку и представилась: «Вирджиния». Она оказалась литовкой, родившейся здесь, а поэтому проявила гораздо больше интеллекта и любопытства, чем потомственные американцы. Я поговорил с ней о Литве и литовском языке, близком к протославянскому, а она рассказала мне, что её муж – литовец из Литвы, и что она знает, что в России живут лихие казаки, которые – уф, ужас! – ловко срубают на скоку головы врагов. И она, скакнув, изобразила, как это делается. Затем она сказала, что во Франции – уф, ужас! – преступникам отрубают головы на гильотине (на самом деле, смертная казнь во Франции сравнительно давно отменена, как и во всей Европе); то ли мол, дело в США, сказала она, где существует (видимо, «гуманный»!) электрический стул. Я хотел высказать ей своё отрицательное отношение и к этому американскому национальному сиденью, и к смертной казни вообще, но не сразу смог очухаться. А мадам, приняв какое-то сообщение по сотовому телефону, быстро попрощалась и удалилась...
Заплатив единственному местному русскоязычному (полутатарину-полуеврею из России) 140 долларов, я попросил его вывести нас на день раньше срока из этого райского местечка, нашпигованного сплошными американскими «дримами», защищёнными табличками с надписью «POSTED»...
Устраивает ли вас, друзья, такая перспектива иметь домик и участок в США, если помимо этого участка вы никуда податься не можете, не в пример Советскому Союзу и даже нынешней России?! Причём каждый наш человек «проходил, как хозяин» по бескрайним просторам Родины не только при Советской власти, когда Лебедев-Кумач справедливо написал: «От Москвы до самых до окраин, с южных гор до северных морей человек проходит, как хозяин, необъятной Родины своей», но и даже при царе, начиная чувствовать себя вольным, уходя в наши леса, поля, степи, к рекам, озёрам и морям. Ведь именно до революции была сочинена песня: «Вижу чудное приволье, вижу нивы и поля... Это – русское раздолье, это Родина моя!» Так не позволим номенклатурно-олигархическим грабителям во главе с Путиным раскроить на частные делянки наше русское раздолье, нашу землю и продать преступным богатеям и хищным иностранцам! Дадим им по рукам!

http://iwolga.narod.ru/docs/obras/koval.htm

 

 

 

 

 

 

 

Наталья Нарочницкая, Депутат ГД от фракции "Родина"

ПРАВОЕ - ЭТО СОЦИАЛЬНАЯ РОЛЬ ГОСУДАРСТВА

Говоря о социальном аспекте русского традиционализма, необходимо, прежде всего, подвергнуть полному уничижающему и философски точному разбору тезис нынешних либералов, что они, якобы правые, а левые - это марксисты. Давайте обратимся к священному Писанию. В 25 главе Евангелия от Матфея описывается, как на Страшном Суде Господь отделяет козлов от овец - козлы по левую руку, а овцы - по правую. "Тогда скажет Царь тем, кто по правую сторону Его: "Придите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от основания мира. Ибо голоден был Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и напоили Меня; странником был, и приняли Меня; наг, и одели Меня; болен был, и посетили Меня; в тюрьме был, и пришли ко Мне". Тогда ответят Ему праведные: "Господи, когда мы Тебя видели голодным, и накормили? Или жаждущим, и напоили? Когда же мы видели Тебя странником, и приняли? Или нагим, и одели? Когда же мы видели Тебя больным или в тюрьме, и пришли к Тебе"? И ответит им Царь: "Истинно говорю вам: сделав для одного из братьев Моих меньших, вы для Меня сделали".

То есть правыми в Евангелии названы те, кто обул, одел и накормил ближнего, а значит, сделал это Господу. Поэтому правое - это социальная роль государства. Она недвусмысленно вытекает из Евангелия как явление правого, праведного характера и является правой именно в евангельском смысле. Но наши-то либералы именуют себя правыми только по критерию отношения к средствам производства, как в историческом материализме и научном коммунизме! И это сходство является вполне закономерным. Потому что и марксизм, и либерализм, в сущности, это две ветви философии прогресса, и они гораздо ближе в общефилософских категориях друг другу, чем христианскому взгляду на мир. Для христианина конечные цели коммунизма и либерализма кажутся совершенно одинаковыми - это безнациональное, безрелигиозное, глобальное сверхобщество под глобальным управлением, только у марксистов движущей силой является класс, а у либералов - индивид, вот и все. А конечный итог - един!

Не отношение к средствам производства, а отношение к иерархии ценностей определяет принадлежность к левому - лукавому, нечестному, или правому, праведному, правильному. Воинствующий эгалитаризм в духовной сфере, который исповедуют наши либералы, - явление такое же левое по своей сути, как и марксизм, который к концу ХХ века свелся к редукции эгалитаризма всего лишь в материальную сферу.

И совсем не случайно Православная вера, бывшая в течение столетий главной нравственной скрепой и нравственной движущей силой нации, подвергается изощренному ехидству либералов. Обращение все большего количества людей к вере, возвращение к истокам, по мнению наших либертарианцев, как я их называю, усиливает способность русских как явление мировой истории и культуры к самостоянию, освобождает их от раболепного и бездумного следования доктринам, чуждым России и губительным для ее самостоятельного будущего.

Индивидуалистическое начало, на которое так рассчитывают либералы, сразу умеряется чувством ответственности за все и вся, возникает некий иммунитет против разложения и расточения всего преемственно русского, рождается естественный импульс продолжать себя как носителя русского религиозного и культурного начала, наконец, возникает более острое чувство протеста против порока и бесчестья. И именно это и вызывает такую бешеную ненависть.

Сейчас мы видим новую волну ожесточенной агрессии против Церкви, наверное, потому, что по последним опросам, Церковь пользуется наибольшим доверием людей, к вере обращается все больше народа. Вера дает человеку смысл его исторической жизни, побуждает его задумываться над сопряжением своей личной жизни с той общей задачей, которую человечество получило от Бога, ему, поэтому, свойственно не просто так прожить свою жизнь, удовлетворяя свои потребности, но и самому ее оценить, оправдать в собственных глазах на основе критериев нравственных. Именно человек один из всех живых существ имеет такую вещь как история, о которой спорят и которую переписывают. И даже не верящим в Суд Божий небезразлично, как оценивают их деяния. Интуитивно они знают, что судимы-то они будут по делам своим. Те, кто по неразумению поддается на ложные, коварные тезисы о том, что вера лишает человека свободы, просто не понимают, что они рубят сук, на котором сидят. Не говоря уже о том, что только люди, пришедшие к вере или никогда не отступавшие от нее, понимают, какая перед ними открывается бездонная духовная свобода. И свободен человек становится от действительности, которая может поработить. "И познаете Истину, и Истина сделает вас свободными" (Ин. 8, 32). Эта внутренняя свобода и дает возможность к самостоянию.

Вообще, без веры нет нации. Что на самом деле, делает из народонаселения нацию? Именно общий дух, миросозерцание, общие представления о добре и зле, общие исторические переживания. Когда этого нет, нация атомизируется на индивидов, объединенных только отметкой в паспорте. Распадается как раз то самое гражданское общество, о котором нам столько уже сейчас напето… И сама эта тема, мне кажется, нуждается в серьезном развенчании. Сама по себе это категория очень важная - это гармония между "я" и "мы". Она была искажена в коммунистическом обществе в сторону коллективизма, когда "мы" довлеет над "я". Но либеральная система опрокидывает эту схему, сохраняя изначальную порочность самого противопоставлении этих категорий, потому что "я" и "мы" существует неслиянно, но и нераздельно, и принадлежность к целому становится источником ценностей, которые создают уже личностные качества, которых бы у личности не было, если бы она не была частью этого целого.

Здесь надо заметить, что российские западники всегда подбирают западные учения не тогда, когда они находятся в расцвете, а когда они уже приходят к вырождению. Конечно, классический либерализм возник тоже на основе критики грехов и несовершенств и католической религии, и инквизиции, и сословного общества, и неравенства людей перед законом, но либералы прошлого, воспитанные еще в классической культуре, готовы были за свои идеалы отдавать жизни на эшафоте. Вера, Отечество, долг, любовь, та же свобода - для либерала прошлого было выше физической жизни.

Сегодняшний же постсоветский либерализм, или, вернее, либертарианство, - не имеет корней даже в русском дореволюционном либерализме, потому что все российские либералы и даже марксисты, хотя и были в массе своей неверующими, были воспитаны в цельной православной культуре и в глубоком проникновении в культуру западноевропейскую, которая в своей основе тоже апостольско-христианская. Но наши отъявленные либертарианцы не имеют никаких генетических или преемственных связей, они полностью оторваны и от православной культуры, и от западноевропейской. Постсоветское российское западничество являет собой сочетание всех худших сторон всех потоков западничества в русском сознании: это раболепство перед Западом, свойственное петербургской культуре XVIII века, это буквально истерическая ненависть ко всему русскому и православному у раннего пламенного большевизма, и примитивное, но уже не наивное, а воинствующее невежество во всем, что находится за пределами исторического материализма, свойственное периоду коммунистического застоя. Как правило, люди, глумливо и самоуверенно рассуждающие о вере и о Церкви, воспроизводят примитивные клише в лучшем случае, из "Большой советской энциклопедии" советского периода. Мне всегда хочется спросить их: "Вы так цените свободу, что же вы ею не воспользовались, когда она появилась? Что же не прочли все то, что было заперто от нас, и не обосновали свое суждение? Что же вы продолжаете говорить все то, чему вас учили в тех самых большевистских учебниках, которые вы так поносите"?

У меня иногда такое ощущение, что это, как раз, самые несчастные, наиболее травмированные коммунизмом и тоталитаризмом люди, потому что у них никогда не было этой внутренней свободы. Интеллигенция была проутюжена историческим материализмом и научным коммунизмом гораздо в большей степени, чем народ, который, может, и остался без должного образования в вопросах веры, Библейской истории, тем не менее, сохранял внутреннюю свободу, и коммунизм шел как бы мимо него. А вот эти жертвы тоталитаризма как раз наиболее травмированы, потому что у них никогда не было - и это чувствуется - внутренней свободы.

В России будущее за теми, кто обязательно будет утверждать свободу человеческой личности, но не отделять свободу внутреннюю от внешней, и не будет изымать ее из вечной дилеммы добра и зла, греха и добродетели. Это и есть христианское толкование свободы, в котором абстрактный индивид, утративший сопричастность семье, нации, станет личностью. Свобода с восстановлением христианского чутья к злу и его источнику восстановит чувство личной и соборной ответственности за себя и каждого, за своих поруганных соотечественников и единоверцев, за русский народ и его жизнь в Боге и на земле.

Будущее России откроется, когда мы поймем, что настоящее правое, праведное, - это, безусловно, свобода, в том числе свобода в творчестве, экономической деятельности предпринимательства при религиозном понимании того, что тот - правый - это тот, кто обул, одел и накормил ближнего, преломил хлеб с обездоленным не по принуждению, но по велению души.

Национально-консервативная идея, идея солидарности нации вытекает из евангельского толкования правого. Я думаю, о будущем России можно будет говорить тогда, когда мы не постесняемся говорить о своей воле к историческому бытию, к восстановлению триединства духа, души и тела нации - веры, культуры и национальной по духу государственности. Перестанем с ложной стыдливостью обходить тот факт, что русский народ - это основатель и стержень российской государственности. Другие народы, чье право на самобытность мы, православные, как раз готовы отстаивать перед либералами, вошли в русский проект, причем вошли осознанно в русское православное царство, а вовсе не в какое-то абстрактное общечеловеческое государство. От такого народы бы в ужасе отшатнулись как от дьявольского изобретения. И пока стержневая роль русских не подвергалась сомнению, тогда и цвели на этом древе пышным цветом все другие народы, которые осознанно связали с русским народом свою судьбу и сохранили ему верность. И это не означает никакой межнациональной розни, наоборот! Опыт XX столетия, безрелигиозный и безнациональный - привел к вакханалии порока, к жестоким конфликтам между деградировавшими нациями, уже не ведающими подлинных ценностей, не знающими, за что они, а ищущими лишь, против кого они. Выживет русский народ, сохранит он себя как преемственный субъект истории и культуры, тогда и расцветут на этом древе все другие народы Российского государства. Огромная, многоукладная Россия не может быть без великой идеи и уверенности в себе и своей исторической ценности. У большого государства должна быть большая идея.

С Божьей помощью и общенациональным сверхусилием многое возможно. Все возможно! Обретем Веру - будет и понимание вечного Отечества. Обретем Отечество - будет подлинная нация, получившая Дары Святого Духа, и претворяющая Их в собственном неповторимом творческом историческом акте. Обретем Нацию - будет и Держава!

http://libereya.ru/public/narotchnitskaya3.html

 

 

ТЁМНАЯ СТОРОНА АМЕРИКИ

 

Положение этой страницы на сайте: начало > "культура" Запада  

 

страна люди 11 сентября 2001 интервенции развал СССР США и Россия фотогалереи
  "культура" Запада библиотека ссылки карта сайта гостевая книга

 

Начало сайта