Советский Союз — Россия в ХХ веке.

30 декабря 1922 г. был образован СССР — сначала в составе РСФСР, Украины, Белоруссии и Закавказья. Позже он включил в себя всю землю Российской империи (не считая Польши и Финляндии). В облике СССР Россия прожила до конца 1991 г.

Чем был СССР и почему Россия возродилась после катастрофы 1917 г. именно в таком облике, нам надо обязательно понять сегодня, во время нынешней Смуты. Ведь будущее вырастает из прошлого, а не по учебникам Сороса. Не поймешь этого прошлого, да еще сдуру попытаешься его убить — останешься без будущего. Кроме того, строить новый дом приходится из обгорелых остатков старого — нового материала нам никто не подвезет. Политическая надстройка СССР разрушена, но как страна он не убит, хотя и изранен. То, что складывалось веками, Горбачеву с Шеварднадзе не уничтожить, даже при попустительстве нынешних поколений.

Здесь мы лишь кратко затронем то главное, что скрывала от нас советская мифология. Как Россия превратилась в СССР? В чем его корни? Почему прервался путь Империи?

В начале ХХ века Россия попала в историческую ловушку. Внедрение западного капитала, особенно банковского, превращало ее в периферию мирового капитализма. Промышленность, принадлежавшая иностранному капиталу, не соединялась с селом в одно народное хозяйство — наоборот, крестьянство было для нее подобием внутренней колонии. Крестьяне задыхались без земли, город не вбирал лишние руки, попытка модернизации без ущемления помещиков («реформа Столыпина») захлебнулась.

В условиях этого кризиса сложились два лагеря, глубоко враждебные друг другу, но одновременно ставшие противниками монархии — либеральная буржуазия, мечтавшая устроить в России подобие Запада, и крестьяне с рабочими. Революция 1905—1907 гг. на время сплотила буржуазию национальных регионов вокруг царя как надежной защиты. Классовый страх был сильнее национализма. После краха монархии в Феврале 1917 г. положение изменилось, начался распад империи, вызванный не отпадением частей, а разрушением центра.

Прежде всего, сепаратизм поразил армию. Еще до Февраля были созданы национальные части, и «все языки» стали требовать формирования национальных войск. Власть разрешила создание «Украинского полка имени гетмана Мазепы». 4 марта 1917 г. в Киеве была образована Центральная рада, которая 10 июня провозгласила автономию Украины (эту Раду изгнали в 1918 г. большевики). Разгорелась борьба за Черноморский флот, на кораблях поднимали украинские флаги, с них списывали матросов-неукраинцев.

Временное правительство способствовало сепаратизму даже русских областей. Шла, например, борьба за автономию Сибири — «областничество». Сибирская областная дума провозгласила всю полноту законодательной, исполнительной и судебной власти, самоопределение областей и национальностей, утвердила флаг Сибири. Ожесточенными противниками областничества были большевики. После Октября Сибирская дума не признала советскую власть, и ее разогнали.

С первых дней революции 1917 г. в России возникли два типа государственности — буржуазная республика и советская власть. Эти два типа власти были не просто различны по их идеологии и социальным. Они находились на двух разных и расходящихся ветвях цивилизации. И, заявляя на словах о сохранении «единой и неделимой» России, либерально-буржуазное государство культивировало сепаратизм — а большевики, заявляя о праве наций на самоопределение, везде выступали непримиримыми врагами сепаратизма.

В своих представлениях о России большевики с самого начала видели ее как естественную, исторически сложившуюся целостность и в своей идеологии оперировали общероссийскими масштабами (в этом смысле их идеология была «имперской», в чем нынешние демократы и обвиняют СССР). В 1920 г. нарком по делам национальностей И. В. Сталин сделал категорическое заявление, что отделение окраин России совершенно неприемлемо. Военные действия Красной армии на территории Украины, Кавказа, Средней Азии всегда рассматривались как явление гражданской войны, а не межнациональных войн.

Советская государственная идеология была национальной — не вступая при этом в противоречие с интернациональной риторикой. Дело в том, что национализм крестьянского мышления (вернее было бы назвать его народность) имеет иную природу, нежели национализм буржуазии. Крестьянство восставало против капитализма как против космополитической силы, уничтожающей Россию, местообитание крестьян.

Октябрь открыл путь продолжению Российской государственности от самодержавной монархии к самодержавному советскому строю минуя государство либерально-буржуазного типа. Была попытка прервать этот процесс военным путем — Запад начал интервенцию, а затем разжег Гражданскую войну. Это была «война Февраля против Октября» — война двух революционных проектов, западнического и почвенного. Февральская революция «рассыпала» империю, так что гражданская война имела не только социальное, но и национальное «измерение», она была войной за собирание России. В разных частях бывшей Империи возникли национальные армии или банды разных окрасок. Все они выступали против восстановления единого централизованного государства.

Большевики нейтрализовали национал-сепаратистов предложением собраться в Союз республик с правом наций на самоопределение (которое сам Ленин относил к категории «нецелесообразного права» — так оно и воспринималось в СССР вплоть до успеха антисоветских «демократов»-западников в 1991 г.). Видный царский генерал М. Д. Бонч-Бруевич писал: «Скорее инстинктом, чем разумом, я тянулся к большевикам, видя в них единственную силу, способную спасти Россию от развала и полного уничтожения».

Великий князь Александр Михайлович видя безвыходность положения белых, ставших пособниками Запада, писал: «На страже русских национальных интересов стоит не кто иной, как интернационалист Ленин, который в своих постоянных выступлениях не щадил сил, чтобы протестовать против раздела бывшей Российской империи». Черносотенец Б. В. Никольский признавал, что большевики строили новую Российскую государственность, выступая «как орудие исторической неизбежности», причем «с таким нечеловеческим напряжением, которого не выдержать было бы никому из прежних деятелей».

Это и есть главное, что пытаются замазать сегодня наши «либералы-западники» в союзе с кое-кем из «патриотов» — именно большевики в гражданской войне стояли «на страже русских национальных интересов». А белые — на страже интересов Запада. И это была пропасть глубже, чем пропасть социальная или политическая. По мере того, как офицеры Белой армии это понимали, они перетекали в Красную.

Что же касается других народов России, то их национальные интересы совпадали с интересами русского народа, и потому не получили поддержки сепаратисты независимо от их политической программы — ни либеральные масоны на Украине, ни социалисты-меньшевики в Грузии, ни исламская буржуазия типа младохивинцев в Средней Азии. Красная армия везде воспринималась как общая многонациональная армия трудящихся России и ни в какой части России не воспринималась как чужеземная армия.

Всеобщее «низовое» движение трудящихся в единое советское государство исходило не только из социальных интересов — после краха Российской империи только такое государственное устройство позволяло бы сохраниться народам (в «семье»). Если бы возникли государства западного типа, как предполагали либералы и социалисты, то Россия не смогла бы возродиться, как не могут воссоединиться республики СССР при нынешних режимах. Запад — «кладбище народов», они там растворяются в нациях, как исчезло множество славянских народов в Германии.

Суть противоречия видна на примере политики меньшевиков, которые пришли к власти в Грузии. Руководил ими марксист Жордания, в прошлом член ЦК РСДРП (кстати, как и Сталин, исключенный из духовной семинарии). В отличие от меньшевиков в центре, Жордания в Грузии убедил партию не идти на коалицию с буржуазией и взять власть. Сразу была образована Красная гвардия, она разоружила солдатские (в основном русские) Советы, которые поддерживали большевиков. В феврале 1918 г. эта Красная гвардия подавила демонстрацию большевиков в Тифлисе. Турки пошли в наступление, легко разбили грузин, и тем пришлось призвать на помощь немецкую армию, а потом и британскую. Внутренняя же политика правительства Жордании была социалистической. Земля помещиков была конфискована без выкупа и продана в кредит крестьянам, затем национализированы рудники и почти вся промышленность (по найму у частных собственников к 1920 г. в Грузии работало всего 19% занятых). Была даже введена монополия на внешнюю торговлю.

Таким образом, возникло типично социалистическое правительство под руководством марксистской партии — непримиримый враг Советской России. Жордания объяснил это в своей речи 16 января 1920 г.: «Наша дорога ведет к Европе, дорога России — к Азии. Я знаю, наши враги скажут, что мы на стороне империализма. Поэтому я должен сказать со всей решительностью: я предпочту империализм Запада фанатикам Востока!» Но большинство грузин тогда в Запад не стремилось, и Красная армия легко выгнала марксистов-западников.

После завершения Гражданской войны началась подготовка к воссозданию единого государства. Во время перестройки многие, в том числе из лагеря патриотов, обвиняли Ленина в том, что он предложил «неправильное» национально-государственное устройство СССР. Надо было, мол, создать вместо республик губернии — просто восстановить Российскую империю, и дело с концом. Отвергая решение собрать Россию в форме Советского Союза, нынешние критики не предлагают никаких разумных вариантов возрождения единой России в тех реальных условиях.

Империю растащил сепаратизм верхов, и Ленин предложил новый тип объединения — снизу, образуя национальные республики. Но эти республики мягко, почти невидимо накладывались на единый скелет из Советов — и страна стала бы именно единой. С этим предложением обратились к трудящимся, которые более всего страдали от своих национальных князьков и были заинтересованы в воссоздании единого государства. При этом учреждение национальных республик, входящих в Союз, нейтрализовало национализм, возникший при «обретении независимости».

Это — особый тип государства, и втискивая его осмысление в понятия «правильных» западных государств, мы его понять не можем. В жизни прочность СССР была надежно проверена Отечественной войной. Эта проверка — факт, а не умозрительная оценка. Образовался Союз как единое государство потому, что основой его политического устройства была система Советов (федерация как «республика Советов»), единая партия — и на все это стали надстраиваться единый народнохозяйственный комплекс, единая школа, армия, а потом и большие технические системы типа транспортной, энергетической и т.д.

На этой основе и сложился многонациональный советский народ, ядром которого, как и в Российской Империи, были русские. И ничего против этого факта не поделаешь — существование этого народа, который складывался несколько веков и был достроен в ХХ веке, подтверждается множеством самых тонких признаков. Советский народ несравненно более реален, нежели американская нация США.

Наш народ не нашел хорошего ответа на исторический вызов конца ХХ века, проиграл Западу холодную войну и был, как побежденный народ, расчленен и ограблен. Сейчас это разделенный народ. Но история продолжается, а мы набираемся уму-разуму…

http://www.contr-tv.ru/article/politics/2003-03-11/ussr

 

ТЁМНАЯ СТОРОНА АМЕРИКИ

 

Положение этой страницы на сайте: начало > США и Россия  

 

страна люди 11 сентября 2001 интервенции развал СССР США и Россия фотогалереи
  "культура" Запада библиотека ссылки карта сайта гостевая книга

 

Начало сайта