Александр Петрович
Богатырёв

Мы и они
Общество морали против общества потребления

Москва
2005


Оглавление

Предисловие. 4

Часть первая. Оттенки тьмы... 11

Глава 1. Кое-что о стереотипах. 11

§1. Почему мы так часто «говорим на разных языках»?. 11

§2. Как действуют стереотипы. 13

Глава 2. Запад как есть. 14

Глава 3. Рождение монстра. 20

Глава 4. Главная религия Запада. 21

Глава 5. Что следовало из протестантизма?. 22

§1. Мамона – бог рынка. 22

§2. Стремление к индивидуальному успеху. 23

§3. Правовое, гражданское общество и государство. 23

§4. Успех и стяжательство. 27

§5. Презрение к «неудачникам». 27

§6. Комплекс неполноценности как национальная идея. 28

§6. Расизм. 30

Глава 6. Рынок, рынок и «рынок». 31

§1. Сплошные заблуждения….. 31

§2. ПРОИЗВОДИТЕЛЬ всегда прав! 32

§3. Традиционное общество против рынка. 35

Глава 7. Законы рынка. 37

§1. Очень крупные «мелочи». 37

§2. Рынок, классы и международные отношения. 40

§3. Ещё одна помеха: «Заповеди». 41

Глава 8. Об «эффективности» рынка. 41

Глава 9. Коррупция и рынок. 46

Глава 10. Рынок: добавка иррациональности. 48

Глава 11. Возражения, порождённые манипуляцией сознанием. 49

Глава 12. Культура и право. 50

Часть Вторая. Русская культура.. 52

Глава 1. Жажда жизни как принцип. 52

Глава 2. Справедливость в русском понимании. 54

Глава 3. Кое-что о стереотипах представления российского общества. 57

Глава 4. Рынок и план. 57

Глава 5. Взаимодополнение людей в русском и советском обществе. 59

Глава 6. Структура российского общества по сравнению с Западным. 61

Глава 7. Супернация. 65

Глава 8. Советская культура. 67

§1. Принципы социализма. 67

§2. За что Запад ненавидит русских. 72

§3. Движущая сила развития. 75

§4. И снова о стереотипах: «Винтик большого государственного организма». 76

§5. Истоки культуры соревнования. 77

§6. Коммунистический союз молодёжи. 79

§7. «Антихристианские» наклонности советского «тоталитаризма». 83

Глава 9. Отличия демократии советского типа от демократии западной. 85

Глава 10. Коррупция и социализм. 89

Часть Третья. Погружение во тьму.. 92

Глава 1. Идеал и его варианты. 92

Глава 2. Как Паразит был раскормлен?. 93

§1. Отрыв средств информации от культуры. 95

§2. Потребительство. 99

§3. Создание действительности. 100

§4. «Свобода» и смерть морали. 106

§5. Гибель эроса. 107

§6. Сатанизм как государственная религия. 110

§7 «Рынок» и терроризм. 114

§8. Банки и финансовая система. 115

§9. Общая эволюция Запада. 117

Глава 3. Советский Союз и Россия. 118

§1. Идеологические виражи. 118

§2 Репрессии и «перегибы». 119

§3. Появление «пятой колонны» в СССР. 120

§4. Новый виток антикультуры. 124

§5. Фальшивки Запада в России. 126

§6. Уничтожение супернации. 127

Часть Четвёртая. Как нас ломают. 130

Глава 1. Замысел и умысел. 130

Глава 2. Для взрослых – телек….. 132

§1. Разрыв реальности. 132

§2. Каковы последствия?. 133

§3. Другие технологии. 134

Глава 3. … А также видик….. 136

§1. Статья первая: Шаблоны американского кино. 136

§2. Статья вторая: Развлекуха для психиатра. 144

§3. «Разбор полётов». 150

Глава 4. … А для детей – мультик….. 152

Глава 5. Компьютерные игры. 157

§1. Желание и его виртуальное удовлетворение. 158

§2. Бог-игрок. 159

§3. Продолжительность игры. 161

§4. Небольшое комичное примечание. 161

Глава 6. Разделяй и властвуй! 161

Часть Пятая. Черты будущего.. 166

Глава 1. Что грядущее нам готовит. 166

Глава 2. Нефть кончилась….. 168

§1. Бензин. 169

§2. Дизельное топливо и мазут. 169

§3. Масла и пластмассы. 169

Глава 3. «Лирическое» отступление: Раковая опухоль мировой цивилизации. 170

Глава 4. И куда же это нас несёт?. 172

Глава 5. Какой «-изм» нам нужен?. 172

§1. Об экономической модели. 173

§2. Социальная и психологическая часть. 174

§ 3. Экономика свободы. 186

Глава 6. Антиглобализм. 192

Глава 7. Что сейчас происходит?. 193

§1. Европоцентризм. 193

§2. Европоцентризм и европоцентристы. 194

§3. Очень большие неприятности. 195

Глава 8. Конфликт: «совок» – «западоид». 196

§1. Очень важное отступление: За что не уважают коммунистов. 197

§2. Многоликая Свобода. 198

Глава 9. Сверхцель для супернации. 201

§1. Ядовитые зубы либерализма. 201

§2. «Новый Русский Проект». 204

Глава 10. Современный русский партизан. 207

Глава 11. Сопротивление. 210

§1. Чисто по-людски….. 210

§2. «Новые Советы». 211

§3. Противодействие манипуляции сознанием. 212

§4. Культура. 214

Заключение. 216

Краткий список используемой литературы. 220

 


Данная книга не просто критика идеологии Западного общества, – идеологии либерализма. Эта книга – манифест исконной идеологии русского общества, которая всегда была, прежде всего, ЧЕЛОВЕЧНОЙ.

Предисловие

Мы живём в довольно страшное время. Время, когда история и культура целой цивилизации оказалась под угрозой уничтожения. Наша культура, наша история.

К сожалению очень мало людей сейчас понимают то, что от существования культуры, от того существует ли история народа – зависит жизнь всей Российской цивилизации. Люди ещё, к сожалению, не поняли того весьма мерзкого факта, что наша цивилизация не просто в кризисе – она под угрозой уничтожения. И она уничтожается. Целенаправленно и методично, ежедневно и ежечасно.

Наша цивилизация. Русская.

Ежегодно наше население уменьшается более чем на миллион человек. Идёт медленное, но неуклонное умирание народа. Умирание потому, что мы постепенно перестаём быть именно Народом, Цивилизацией.

А перестаём быть Народом и Цивилизацией потому, что у нас уничтожается сама основа жизни – наша культура. Русская культура.

Сейчас вокруг этих проблем, нашими российскими СМИ, наворочено чудовищное количество просто безобразной и беззастенчивой лжи. И на фоне этой мерзкой и преступной лжи теряются голоса тех, кто знает и понимает последствия принимаемых нашими «реформаторами» решений.

Ложь проправительственных СМИ, прежде всего, направлена на то, чтобы дезинформировать нас – рядовых россиян. Дезинформировать, так как существующее положение очень выгодно тем, кто ныне дорвался до власти и денег. Они очень заинтересованы в том, чтобы это их положение паразитизма на всём российском народе продолжалось как можно дольше. И их совершенно не волнует то, что для всего народа России, продолжение «реформ» или консервация существующего положения – верная смерть. И смерть не какая-то фигуральная, а настоящая скорая, неизбежная и мучительная.

Тем, кто имеет много денег и тем, кто при власти – на всё это НАПЛЕВАТЬ.

Наплевать, так как они уже давно похоронили «эту» страну (они уже давно не называют Родину словами «наша страна», для них Россия – «эта страна»). Наплевать им на нас и на нашу страну потому что, имея много денег им, по большому счёту, всё равно где жить – в России или в тех же ими вожделенных США (там даже предпочтительнее – климат неизмеримо теплее).

Когда здесь станет всё рушиться – они спокойно и без каких-то сожалений покинут разворованную и разрушенную страну, для того, чтобы продолжить своё существование в странах которые избегли подобной участи. Участи быть разграбленной и убитой. УБИТОЙ ПРЕДНАМЕРЕННО.

И убивают эти мерзавцы нашу страну, не просто так – по велению своей чёрной души. Нет! Всё проще и подлее. Их цель в полном соответствии с особо любимой ими идеологией либерализма – получение максимальной прибыли ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС. До того, как всё начнёт рушиться.

Они давно поняли, что рыночная экономика в условиях России – совершенно нерентабельная и чудовищно убыточная экономическая система, а существовать они могут «только при рынке». Отсюда и отношение к «этой стране» – разграбить и свалить. Но до этого получить максимум возможной прибыли из того, что имеется.

А для того, чтобы получить это ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС надо максимально нейтрализовать ту силу, которая этому препятствует. Препятствует получению прибыли не во благо всех, а вопреки и за счёт всех.

За счёт ограбления этих самых «всех».

Эта сила, как бы ни странно это звучало – наша родная культура.

По большому счёту, в рамках нашей родной культуры такое поведение наших власть и деньги предержащих – нонсенс. Поэтому они и стремятся максимально эту культуру очернить.

Для того чтобы нейтрализовать.

Очернить, чтобы сломать и ввести ту культуру, в которой подобное разрушительное поведение – вполне нормальное явление. Нормальное и регламентируемое не какими-то морально-этическими нормами, а простыми СУГУБО ШКУРНЫМИ СООБРАЖЕНИЯМИ ЛИЧНОЙ ВЫГОДЫ И ЛИЧНОЙ ЖЕ ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ.

ОТСЮДА ВЫВОД:

Если мы хотим выжить, выжить как народ, выжить как страна, и, наконец, выжить просто каждый по отдельности – нам надо понять и смысл и цели ведущейся против нас войны. Войны, ведущейся против нас так же и нашими «родными» российскими СМИ.

Войны идеологической, идейной, культурной.

Поэтому:

Эта книга, прежде всего, про то, чем наша культура отличается от Западной. И почему, переход на Западный путь развития для России смертелен.

Про культуру, так как НАДО разоблачить ЛОЖЬ ВО ЗЛО наших отечественных, принадлежащих олигархам СМИ.

Почему переход на этот «путь» смертелен для культуры и народа России?

Этот вопрос начал появляться в широком обсуждении только недавно. Но, к сожалению, этот бы вопрос надо было задавать ещё раньше – в году эдак 1985-ом. Может тогда мы не попали бы в тот капкан, из которого пока не видно выхода.

Но пока не поздно, надо эти вопросы решать.

Чтобы понять: существует серьёзная АЛЬТЕРНАТИВА существующему курсу. И она не какая-то «коммунистическая», «фашистская», «тоталитарная», а совершенно другая, отличная от того, что нам навязывается нашими СМИ и властью – МОРАЛЬНАЯ АЛЬТЕРНАТИВА. Альтернатива завязанная не на какие-то дохлые схемы западных экономистов и политологов, никогда и нигде не пытавшихся разобраться в культурах отличающихся от их родной – Западной, а на нашу, родную культуру. Это надо понять как можно быстрее.

Чтобы найти выход из капкана и выжить.

Пока это ещё не поздно.

Вполне естественно, что мы на страницах этой книги лезем в такую область, которая большинству читателей весьма темна и непонятна.

К сожалению, то, чем была наша культура, даже вполне взрослым людям приходится объяснять как маленьким. Так объяснять приходится потому, что большинство либо утеряло ту культуру, либо забыло и теперь не замечает многое из того, что ещё его отцам и дедам было очевидно.

Более тяжёлый случай представляет собой субъект (и таких, к сожалению очень много) сильно отравленный Западной культурой. Поразительно, но эти бедолаги, даже попав в очень скверную ситуацию благодаря следованию своим «убеждениям», часто всё равно продолжают держаться за эту чуждую нам (и жизни вообще) культуру. Для того, чтобы убедить таких индивидов – надо объяснение построить вообще рассчитанную как на умственно отсталого. И дело совершенно не в том, что они «умственно отсталые», напротив, они чаще как раз люди вполне дееспособные и умные. Нет. Они потеряли связь со своими корнями, и это делает их моральными калеками. А с калекой надо, сами знаете как осторожно и бережно обращаться.

Так что объяснения будут иногда даже очень длинными, и «очевидными».

Ещё одно обстоятельство, которое я учитывал при составлении этих текстов, что большинство россиян ныне, к великому сожалению, «умных книжек» не читают. Из-за этого мне приходится цитировать не просто большие, а огромные куски текстов других авторов. Чтобы связать то, что пишу с теми, кто «отметился» в этой области ранее.

Где возможно я расставил ссылки. Так что если вы вдруг попробуете поймать меня на компиляции, то посмотрите прежде в сноску.

Кроме этого, для того, чтобы после меня можно было без особых затруднений читать все остальные тексты по данной теме, я постарался не просто описать культуры, но описать их в процессе становления (части первая и вторая), и разрушения (в случае Западной культуры мы имеем случай именно разрушения) (часть третья).

Постарался так же «попутно» показать то, что очень часто встречается в «умных книжках» как самоочевидная отсылка к самоочевидным понятиям и структурам, которые для массового читателя представляются как кусочек китайской грамоты.

В частности, очень часто встречается отсылка к понятиям так называемой «протестантской этики».

Абсолютное большинство людей об этой самой «этике» даже и не слышали, так что то, что идёт в других книгах в виде описания очевидных следствий из этой «этики» начисто не воспринимается большинством читателей.

То же относится и к идеологии либерализма, идеологии очень часто упоминаемой, но очень редко где и кем из наших «демократически мыслящих» и власть предержащих внятно изложенной для «простых россиян». Потому и не воспринимается как смертельный враг России тот же Путин, хоть и является он чистейшим апологетом именно либерализма. Наоборот, имея огромное количество, обманчиво правильных положений, либерализм, очень ловко выворачивает сознание простого человека, делая врагом себе, своему народу и своей стране.

Этот вполне очевидный недостаток тех книг я постарался исправить, построив свою книгу, прежде всего, на описании этой самой «протестантской этики» и «либерализма» (на житейском языке, а не строго научном!) и большинства очевидных и неочевидных следствий из них. Описании, с тщательным избеганием применения, где только это возможно, научной терминологии и тяжёлых для понимания научных же оборотов и стилей.

Я постарался так же показать всю логику эволюции этих культур, то есть, на каких постулатах они строились, из чего те или иные постулаты вытекали и как потом трансформировались[1]. Понимание логики эволюции этих культур необходимо для того, чтобы понять не только различия, но и перспективы каждой из этих культур. И если я утверждаю, что у Западной культуры и Запада как цивилизации каких-либо приличных перспектив не существует то, как раз из направления эволюции это очень хорошо видно.

Конечно, во многом, данные рассуждения или повторяют кого-то, или являются личным мнением автора. Я старался сделать данный труд как можно более компактным, и в большинстве не указывал – где моё, а где чужое. Так что если какой-то буквоед захочет это разделить – пусть читает книги, приведённые в списке. Я же на авторство идей приведённых в данной книге не особо то и претендую. Цель у меня не та. Я только лишь высказал то, в чём сейчас убеждён.

Да и труд сей не научный, а больше всего публицистический, ориентированный не на специалиста во всех этих «этиках», «культурах», «экономиках» и прочем, а на того, кто никогда не был «книжным червем».

Так что многие построения основаны не на каких-то строго научных канонах описания и выведения следствий, а на основе того, как рядовой читатель, то или иное положение, может понять и как САМ вывести. Я старался ориентироваться, прежде всего, на его восприятие и его стиль понимания. Стиль, как я уже упоминал, чисто житейский.

Вполне естественно, для того, чтобы знать как обороняться надо знать не только цели, но и средства ведущейся против нас войны.

Эти средства, кстати, непосредственно вытекают всё из той же идеологии и культуры Запада.

О том, как нас ломают, какие при этом применяются средства – часть четвёртая.

Ну и, наконец, я постарался показать возможный выход из того положения, куда нас завели наши «реформаторы».

Показать то, из чего этот путь выхода следует, и почему именно этот путь (если мы действительно собираемся выжить) неизбежен.

Об этом часть пятая.

Немного об эволюции своих убеждений…

Могу «похвастаться»: те идеи, которых я придерживаюсь сейчас – я раньше сторонился. Причина проста – чернушная пропаганда наших СМИ. И если кто-то вдруг сподобится обозвать меня «ультрапатриотом», «националистом» или «комунякой», то стоит предупредить: во многом эти люди имеют сейчас те убеждения, что и я, но шестью годами ранее. Я не был на этих позициях, я к ним пришёл вполне самостоятельно. Так что не зарекайтесь!

Как я «дошёл до жизни такой»?

Да очень просто!

Как и все «нормальные Россияне» я когда-то имел «демократические» убеждения, голосовал на выборах, за «Выбор России», «СПС», Ельцина. Но в то же время, я занимался извлечением разнообразных бедолаг из деструктивных культов (попросту говоря – сект). Для того, чтобы их оттуда извлечь, надо было изучить очень подробно и в мельчайших деталях то, как они туда попадают. Для этого необходимо было изучить методы работы деструктивных культов. Методы их пропаганды и агитации.

Как-то само собой разумеющимся было убеждение о том, что деструктивный культ должен в том или ином размере применять для своей работы методы «промывки мозгов» – манипуляции сознанием. По большому счёту так оно и было. Разные культы или разные группы одного и того же культа применяли в той или иной мере эти самые методы манипуляции сознанием.

Я и их изучил. Изучил в той мере, в какой они, эти деструктивные культы, те самые методы манипуляции сознанием применяют.

Но представьте себе моё удивление, когда по мере изучения чисто «культовых» методов манипуляции сознанием, я стал замечать ЭТИ ЖЕ САМЫЕ МЕТОДЫ, их применение, в наших средствах массовой информации! В газетах, журналах и на телевидении.

Чем дальше я изучал эти методы, тем больше было моё удивление: «Зачем такому всему из себя демократическому и правильному телевидению, ратующему за разум, «общечеловеческие ценности», за освобождение людей от любых форм угнетения и тирании применять методы, ПРЯМО ВЕДУЩИЕ К ОТКЛЮЧЕНИЮ РАЦИОНАЛЬНОГО МЫШЛЕНИЯ И ПРИВЕДЕНИЯ ЛЮДЕЙ В СОСТОЯНИЕ, КОГДА ОНИ ПОПАДАЮТ В ТОТАЛЬНУЮ ЗАВИСИМОСТЬ ОТ МАНИПУЛЯТОРА – СМИ?! В СОСТОЯНИЕ КРАЙНЕЙ СТЕПЕНИ РАБСТВА, КОГДА САМ МАНИПУЛИРУЕМЫЙ РАБ УВЕРЕН В СВОЕЙ СВОБОДЕ, КОТОРАЯ У НЕГО СОВЕРШЕННО ОТСУТСТВУЕТ!!!

Последней соломинкой переломившей хребет верблюду моих старых стереотипов стал факт о том, что в советские времена таких методов не применялось….[2]

Людям религиозным

(атеисты эту часть могут не читать)

К сожалению, большинство из вас видят только часть истины. Ту часть, которая заключается в крушении общей морали и этики. Вы воспринимаете это как досадную недоработку властей предержащих.

Но всё гораздо хуже.

Я утверждаю, что это НЕ недоработка, а сознательный расчёт на разрушение существующей культуры. Культуры, мешающей сделать то, что они желают. А желают они «ввести» Россию в «Мировое Сообщество» и войти самим в мировую элиту, которая по их идее будет управлять миром. Для этого, по вполне конкретному договору с этой самой элитой, чего они, кстати, совсем и не отрицают(!), нужно разрушить Россию как сверхдержаву, мешающую их претензиям на мировое господство. Призом за разрушение – приватизация собственности народа и последующее прикрытие (в том числе и военное) этой элиты от возможного гнева народа.

Для того, чтобы этого гнева не было, для того, чтобы эта приватизация и последующее уничтожение народа прошло без серьёзного сопротивления, необходимо сломать тот хребет, который держит этот народ как единое целое – его культуру. Тот самый стержень, который всегда делал тот народ несгибаемым и неуправляемым, когда до него доходило, что чьи-то интересы решаются за его счёт.

Той самой культуры, которая держала всё общество как единое целое, делая его же единым живым организмом непобедимым в принципе. В таком состоянии его можно было только полностью уничтожить, но не победить.

Нынешние правители, нашли таки уязвимое место нашего народа. Ни один завоеватель прошлого ещё не посягал на душу этого народа. Нынешние же занялись конкретно её уничтожением. Если им сейчас удастся рассыпать весь народ на отдельных индивидов озабоченных только своими личными интересами, то уничтожить страну будет очень просто – эта толпа просто никакого сопротивления не окажет. Индивидуальные попытки такого сопротивления очень легко подавить, но массового сопротивления уже не будет (вспомните, кстати, притчу о прутиках и венике!).

Толпа индивидов очень легко управляема. По сути, с современными средствами массовой информации эти индивиды становятся просто стадом ничего не соображающих (и, главное, ничего не хотящих соображать!) РАБОВ. Причём рабов полных, абсолютных и в принципе не способных к сопротивлению.

Вы это видите каждый день, когда некий очень хорошо проамериканизированный индивид поступает не только вопреки общим интересам, но и часто своим же собственным долговременным, преследуя чисто сиюминутные, шкурные цели.

И не надо строить иллюзий что с индивидами «за бугром всё по другому», что там «народ» поступает в связи со своими интересами и последовательно их отстаивает перед элитой. В том то и беда, что то, что вы видите в виде «протеста» чаще всего бывает хорошо спланированной акцией одной группы элиты борющейся с другой такой же группой за власть в элите. За власть над народом им нечего бороться – они её имеют. Через всё те же подвластные им СМИ.

Для того и строится у нас это самое общество потребления, без Бога, без идеологии и без какой-либо культуры, чтобы иметь, как и в США, легко управляемое стадо. ТАМ оно уже давно построено, испытано и отлажено. Там очень хорошо понимают, что обществом без единой морали и этики, насквозь пронизанным пороками – очень легко управлять. В сущности, это уже и не люди – это вещи, тела, «пешки на Великой Шахматной Доске». И именно к такому состоянию теперь последовательно ведут и нас. Именно поэтому нашу историю постоянно поливают холерным дерьмом. Выставляют как нечто несуразное и дикое, вполне нормальное и высокоморальное поведение ПОКА ЕЩЁ НОРМАЛЬНЫХ россиян, презрительно называя их «совками».

Организуют дикую кампанию лжи и клеветы на Русскую Православную Церковь, представляя её как прибежище мракобесов и ортодоксов, шкурников и мерзавцев.

Организуют пропаганду, по которой и сама православная религия, несущая в себе тысячелетний опыт русского народа представляется как нечто мерзостное и противное. Они не только у не принадлежащих к православной Вере пытаются вызвать отрицательные чувства, но и пытаются у самих верующих развить «современные идеи». Это приводит к тому, что и верующие и, что страшно, даже некоторые священники отходят от своей веры. НА ДЕЛЕ превращаясь в слуг и власти, и Запада, и, что ещё страшнее, Маммоны.

Они пытаются и самой Православной церковью рулить как им заблагорассудится, устраивая мерзкие политические шабаши под иконами и Крестом, тем самым дискредитируя и Веру и Церковь.

Организуют пропаганду ПРОТЕСТАНТИЗМА и даже пытаются откровенно насаждать его среди народа[3], – то самое течение в христианстве, которое ПРИНЦИПИАЛЬНО ВРАЖДЕБНО ПРАВОСЛАВИЮ. То самое течение, которое ныне на Западе привело не только к крушению морали и нравственности, но и прямому массовому возрождению культа Сатаны.

Цель очень проста – народ без истории уже не народ, а народ без культуры вообще не люди, а стадо. Стадо не «человеков», а предметов.

Все эти процессы американизации общества, религиозный человек воспринимает как лишение его народа души, лишение души людей его составляющих. Такой человек воспринимает эти процессы как зловещую тень, наползающую на его страну, на мир в целом. И эта тень имеет вполне конкретные очертания. И не важно, что ныне эта тень имеет звёздно-полосатую расцветку. Важно то, что у этой тени есть рога и есть вполне конкретное ощущение запаха серы.

Отсюда тем более надо знать и источник этой тьмы на Земле, где, в какой области происходит главная битва и знать то, как с этой тьмой бороться. А для того чтобы знать как бороться, очень хорошо надо бы знать ЧТО КОНКРЕТНО ломается в нашем народе, чтобы вольно или невольно не помочь Врагу.

Если обратиться к текстам Библии, то вся эта вакханалия в средствах массовой информации (которые уже надо бы называть «Средствами Массовой Манипуляции Сознанием»), то, что творят в мире зарвавшаяся финансовая олигархия США, слишком уж сильно, по своим основным признакам, похожа на приход Антихриста – на начало Апокалипсиса.

Я не пророк – но сходство слишком пугающе.

Я утверждаю только следующее:

Битва уже началась. И она идёт жестоко и подло. Поле этой битвы – наш внутренний мир. Цель – наши души и души наших детей.

Чтобы понять суть, цели, задачи и средства этой битвы – создана эта книга.

Примечание: С точки зрения религиозной[4] – Антихрист уже посещал землю. И его приход ознаменовался возникновением таких явлений как протестантизм, протестантская этика, капитализм и, как следствие, возникновение страны, главного служителя Маммоны – США.

Реплика «профессиональным философам»

Граждане-товарищи! Вам не кажется, что многие из нас погрязли в догматизме? Если кажется или вообще уверены, то вы меня поймёте.

Если нет – поставьте книгу на полку. Она не для вас и не «про вас».

Ну а для остальных – давайте поговорим откровенно.

То философское основание, на котором зиждутся мои убеждения, сейчас является очень даже дискуссионным.

Так как что-либо уточнять из всех аспектов этой самой «дискуссионности» – книги не хватит, постараюсь быть очень кратким (не обессудьте, если покажется слишком кратким, а от того ещё и непонятным и неубедительным).

Его можно разделить грубо на две части. Общее и частное.

Общее относится к таким «глобальным» понятиям как «материя», «вещество», «энергия» и «информация».

Частное – к тому, что лежит в основе общества. Экономика или культура?

Так как культура является как раз информационной частью общества, то в этом разбираемые части сходятся и пересекаются.

По первой части.

По моему мнению, в такое понятие как «материя» уже давно надо вводить ещё один компонент – информацию.

Если энергия, это мера движения вещества, то информация – мера структурной сложности строения вещества и его движения. Все эти компоненты материи, если принципиально разобраться, взаимозависимы и не могут рассматриваться по отдельности. Рассматривать вопрос: что здесь главнее или что лежит в основании – бессмысленно.

Так же и по второй части.

Сейчас становится ясным, что тип экономики народа очень сильно зависит от той местности, на которой он живёт. От климата, рельефа, и прочих, чисто внешних и природных условий[5].

Так же от этого зависит и культура народа, которую можно ещё определить и как «свод правил и законов поведения людей по выживанию в данном климате, местности или/и политическом окружении».

Но это так же означает, что культура народа во многом определяет и тип экономики, так же как и тип экономики определяет культуру народа. В этом случае спорить что первично, а что вторично, что является фундаментом, а что надстройкой – так же осмысленно, как и рассуждать на тему «первичности» яйца или курицы[6].

Природа (природно-климатические условия существования), культура и экономика, оказываются взаимозависимыми. ОСОБЕННО ПОСЛЕДНИЕ ДВА.

И существенным здесь может являться только вопрос О СООТВЕТСТВИИ ТОЙ ИЛИ ИНОЙ КУЛЬТУРЫ, ТОЙ ИЛИ ИНОЙ ФОРМЫ ЭКОНОМИКИ ЦЕЛЯМ СУЩЕСТВОВАНИЯ И ВЫЖИВАНИЯ НАРОДА. Ведь если тип экономики и культуры не соответствует природно-климатическим условиям существования – последствия для народа будут весьма плачевными.

Я понимаю, что влез на территорию, очень мало освоенную философами[7].

Но кто виноват в этой малоосвоенности? Я вижу, что сейчас от понимания того, что происходит и в стране и в мире зависит САМО СУЩЕСТВОВАНИЕ ЗЕМНОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ КАК ЦЕЛОГО. Мы вплотную подошли к тому рубежу, за которым либо смерть, либо продолжение существования. Существования в каком виде – это тоже вопрос интересный, но он опять таки зависит от своевременного и правильного понимания сущности тех процессов, что идут сейчас в мире.

Я считаю, что экономика и культура, основанная на личном, индивидуальном интересе, а не на интересе большинства, интересе выживания земной цивилизации как целого приходит ныне во всё большее противоречие с насущными требованиями выживания цивилизаций Земли.

А это значит, что рыночная экономика, либерализм (нео– так же) и всё что с ними связано, мягко говоря, противоречат целям выживания, и должны быть, как можно быстрее, похоронены.

Так же неосвоенным является вопрос о соотношении влияния культуры и экономики.

Я имею в виду ту его часть, что отвечает за СИЛУ влияния.

Поясню на основе «голословного утверждения»[8].

Маркс построил свою теорию изучая развитие Англии. Но в Англии традиционная культура была уже во многом уничтожена и не имела никакого влияния. Существенным было влияние уже культуры протестантизма, которая всё более и более привязывалась под текущие и часто сиюминутные нужны экономического развития. То есть в этих условиях было хорошо видно, что в основе (фундаменте) лежит именно экономика. Отсюда и вывод Маркса о «фундаменте».

Но аккуратность Маркса как учёного даже в этом случае не позволила ему абсолютизировать данное утверждение. По его работам это хорошо видно. Абсолютизацию сделали уже его догматичные последователи[9].

А вместе с тем, в мире существует огромное количество культур (традиционных), которые имеют настолько мощное влияние на людей и экономику, что изучая их можно прийти к прямо противоположным Марксу выводам[10].

Не пора ли уже отказаться от пустой дискуссии о первичности и «фундаментальности» и перейти к рассмотрению взаимосвязей и силы взаимного влияния?

В рамках нормального, а не догматического материализма. В том числе и фундаментальных основ исторического материализма.

 Существует одна проблема, которая здесь обязательно должна быть упомянута:

 Я не раз сталкивался с учёными и целыми группами интеллигенции, у которых то, что я написал выше – самоочевидно. Но, по-моему, беда в том, что эти учёные и группы интеллигенции очень слабо между собой связаны или вообще не знакомы. Тем более не знакомы с трудами своих же коллег на эту тему. Отсюда и то, что многие другие продолжают спорить о том, что для остальных – забытый позавчерашний день.

В этом беда уже всей нашей современной Российской науки.

Так же существует и проблема следующего характера:

По моему мнению, давно надо не пытаться, а объединить два подхода в рассмотрении развития человечества – цивилизационный и формационный – традиционный для марксизма. И тот и другой подходы описывают одно и то же, но с разных сторон. Описывают не только разные стороны одного и того же явления, но часто и разные явления в развитии человечества. Поэтому противопоставлять их – глупо.

Развитие производительных сил и смена формаций в рамках той или иной цивилизации имеет место быть. Так же имеет место быть процесс становления, развития, упадка и смерти цивилизаций. Оба этих явления сосуществуют и накладываются друг на друга. Отрицать одно и противопоставлять его другому, поэтому, глупо. Оба они справедливы и оба отражают реальность.

Так же реально и то, что из-за абсолютизации подходов своими сторонниками в рамках каждого подхода накоплен весьма большой массив ошибочных мнений и выводов, на что справедливо обращают внимание оппоненты из противоположного лагеря[11].

Настала пора рассмотреть как ошибки, так и достоинства обоих подходов и выработать на основе этого новую, единую картину мира.

Моё рассмотрение данной проблемы, поэтому, «грешит» ещё одним «изъяном»: я рассматривал заявленную выше проблему не с традиционных экономической или политологической стороны, а со стороны больше психологической. Стороны характерной для некоторых ответвлений цивилизационного подхода (что, ещё раз повторюсь, не является отрицанием рассмотрения формационного[12]).

Когда я наблюдал эволюцию мировоззрения человека попавшего в деструктивный культ, я обратил внимание на то, как влияет на человека, его базовые стереотипы поведения и мышления, чуждая культурная среда. Как действует так называемое «групповое давление» и какое следствие для человека это давление имеет. Действие деструктивного культа, по своим основным параметрам очень хорошо коррелирует с тем, что мы видим в случае воздействия пропаганды наших СМИ на рядового россиянина. И там и там, меняется психология людей, меняются их базовые стереотипы. Меняется их культура.

Так что, читая то, что я здесь написал, помните, что я описывал именно изменение психологии людей. Для меня более интересна всегда именно психология людей и так как её меньше всего затрагивали наши (и не только наши) критики современного либерализма. Я постарался восполнить этот, с моей точки зрения, вопиющий пробел.

Но здесь так же можно меня поймать. Поймать на том, что я пользовался в описании культурных стереотипов чаще житейским языком, а не тем, что больше принят в науке. Этот изъян – из того, что надо сделать данный текст понятным для как можно большего числа людей.

Так же из того, что я рассматриваю больше психологическую и культурную часть, я иногда буду говорить языком религии. Поэтому, для «особо упёртых» атеистов стоит сказать следующее:

Язык религии – тоже язык описания объективной реальности. Его так же НАДО понимать. Это древнейший язык описания и тот самый язык, на котором описано и накоплено очень много ценной, чисто человеческой, культурной информации. Отбрасывать этот массив информации – глупо. Если же вы этот язык не понимаете или по какой-то причине не приемлете, ну что ж – это ваша беда.

Понимать этот язык НАДО, и для этого совершенно не обязательно быть верующим.

И в заключение:

Предупреждение!

Когда вы будете читать об основах Западного общества, об основах Советского в частях первой и второй помните – описывается в этих частях именно идеал, к которым стремились или наоборот из которого вырастали данные общества. То как эти идеалы искажались, по каким направлениям они в результате развивались и вынуждены были изменяться, во что вылилось всё это – в третьей части.


Часть первая. Оттенки тьмы

Глава 1. Кое-что о стереотипах

§1. Почему мы так часто «говорим на разных языках»?

Когда пытаешься объяснить «непосвящённому» сложные проблемы или понятия, всегда сталкиваешься с проблемой понимания терминов.

Разные люди понимают эти термины очень по-разному. Это разное понимание приводит к тому, что иногда обсуждающие какую-то проблему люди буквально говорят на разных языках. Поэтому сразу стоит договориться о терминах. Точнее о том, что под тем или иным термином понимать.

(Так я буду поступать и далее – постараюсь избежать главной ошибки многих популяризаторов, которые употребляют как само собой разумеющиеся термины для большинства совершенно не известные, или плохо понятные.)

Часто это самое разное понимание для большинства даже и не заметно.

Ярким примером последнего является такое понятие как «культура».

Уже здесь, при обсуждении понятия «культура» мы сталкиваемся со стереотипом, крайне далеко лежащим от реальности.

Кстати и само понятие «стереотип», стоящее в заглавии, многие понимают так же весьма неадекватно, как и «культуру». Так что для понимания первого, надо бы сначала разобраться со вторым.

Стереотип это, выражаясь «простым языком», чаще всего некое устоявшееся мнение, о конкретном явлении окружающей действительности – шаблон, для её восприятия и быстрого «понимания».

Я последнее слово не зря поставил в кавычки. Будучи очень упрощённым, этот самый шаблон часто бывает очень далёк от действительности. И поэтому стереотип очень часто даёт не само понимание действительности, а очень яркую его имитацию – иллюзию понимания. Даёт заблуждение.

То есть, по-другому, стереотип можно назвать: «очень распространённым мнением, далёким от реальности – очень распространённым заблуждением[13]».

Именно поэтому, многие недобросовестные люди и организации очень активно стремятся создать у людей как можно больше этих самых «иллюзий понимания действительности» – стереотипов. Для того, чтобы потом, через эти стереотипы, успешно «рулить» тем, кто под влияние стереотипа попал.

Но, к сожалению, многие стереотипы формируют люди у себя часто неосознанно, спонтанно. Из-за того, что просто очень плохо сами поняли то, что впоследствии становится стереотипом.

Так же дело обстоит и с понятием «культура».

Под культурой очень многие, причём вполне образованные люди понимают часто не то, что есть, а то, что из той же культуры только следует.

Поясню на примере.

Если кто-то говорит о наличии или отсутствии культуры у кого-то, то имеется в виду часто то, что «данный человек ходит или не ходит в театр, разбирается или не разбирается в тонкостях литературы умеет «правильно вести себя» в той или иной ситуации и т.д.». Но это лишь следствие!

Это чисто житейское понимание культуры!

Но что лежит ЗА этим пониманием?

Лежит за ним то, что подразумевается за любым «культурным человеком» – внутреннее стремление к интеллектуальному и моральному самосовершенствованию. Именно это самое стремление и приводит к тому, что под культурой понимается – к пониманию высоких литературных произведений, широкому кругозору, и к постоянному его расширению.

Но ведь это самое стремление к моральному и интеллектуальному самосовершенствованию, в свою очередь, должна быть чем-то вызвана. Именно это самое «что-то» чаще всего люди и не замечают. Это «что-то» можно охарактеризовать как распространённое представление в определённом круге людей о том, как должно быть, как должен выглядеть человек, как и чем он должен увлекаться, что делать и так далее. Эти самые представления чаще всего бывают неосознанными, но если как-то систематизировать эти представления, то окажется, что они представляют собой целостный комплекс представлений. Комплекс, охватывающий практически все стороны жизни человека, – эдакое морально-этическое «законодательство», которому многие и следуют. Следуют не за страх, а за совесть.

Если человека спросить о том, ПОЧЕМУ ТАК ДОЛЖНО БЫТЬ – внятного ответа чаще всего и не добьёшься.

Такие же комплексы представлений о том, что и как должно быть существуют не только среди «интеллигентного люда», но и среди других групп людей – рабочих, крестьян, и так далее. Эти представления часто пересекаются и переплетаются, образуя то, что характерно уже для целого народа. Того самого народа, в состав которого те самые, обсуждаемые группы входят.

Так вот именно эти самые ОБЩИЕ ДЛЯ ВСЕГО НАРОДА ПРЕДСТАВЛЕНИЯ о том, что и как должно быть среди людей и называются культурой. Поэтому, их часто ещё называют КУЛЬТУРОЙ НАРОДА.

Эти представления очень тщательно исследуются даже целой наукой – культурологией.

Стали они предметом изучения потому, что являются очень устойчивыми и каждый комплекс таких представлений характерен для вполне конкретного народа (чем собственно и отличает их, от какого-то другого народа).

Откуда же эти самые представления берутся изначально?

Любой народ живёт во вполне определённой местности, стране, климате, определённом политическом и культурном окружении.

Для того, чтобы в этом климате, местности и политическом окружении выжить, надо выработать единый комплекс правил поведения для всех людей. Тот комплекс правил, с которым могло бы быть согласно большинство и следовало бы этому комплексу правил беспрекословно.

Зачем такое надо?

Надо это, прежде всего, для того, чтобы не возникало сомнений у других типа: «А правильно или не правильно будет поступать тот или иной член общества в соответствующей ситуации»?

Поясню на простейшем примере.

Предположим, что народ живёт под постоянной угрозой внешней агрессии[14]. Для того, чтобы уцелеть при очередном набеге этому народу нужно к этому набегу быть постоянно готовыми. Надо знать как и кто в случае очередного нападения будет делать, чтобы максимально эффективно отбиться – с минимальными потерями.

Более того, каждый член общества должен быть согласен с определёнными затратами на оборону со своей стороны. Быть нацеленным на определённое взаимодействие со своими сородичами и в случае подготовки к обороне и в случае самой обороны.

За всем этим лежит огромный массив правил поведения характерный для каждого случая.

Когда по этим правилам люди будут действовать с наибольшей эффективностью?

Тогда, когда никто не будет склонен обсуждать и выяснять тонкости всех этих правил.

(Да и сами посудите, много ли сделает группа людей если по каждому вопросу будет затеваться длительная дискуссия?)

Когда такое будет?

Тогда, когда все эти правила будут для всего народа само собой разумеющимися и строго обязательными для выполнения.

Именно эти самые само собой разумеющиеся правила, которые обеспечивают наиболее успешную стратегию существования и выживания для всего народа и называются культурой.

Некоторые могут возразить – а «правила хорошего тона» куда тогда входят?

Входят туда же.

Ведь по большому счёту для чего они служат?

Для того, чтобы ни у кого не возникало брезгливости или неприязни при общении с другим представителем своего же народа. Посмотрите на те элементы нашей родной культуры, что отвечают за эти самые правила. На те, что характерны больше для селян.

Там всё поведение человека, которого посчитали бы «своим», направлено на причинение минимального беспокойства или неудобства для собеседника.

Некоторые особо упёртые российские западоиды[15] воспринимают данное поведение как рабское. Ну что же – это проблемы именно российских западоидов. Они уже очень давно потеряли связь с родной культурой, не понимают и не приемлют даже самых элементарных её правил. Не приемлют, так как не понимают их истинного предназначения.

А ведь по своему глубинному смыслу эти правила именно из самоограничения для всеобщего блага и выживания происходят! И действуют они не только по отношению к людям стоящим выше на социальной лестнице, но, прежде всего, по отношению к людям своего круга. (С вышестоящими ещё когда пообщаешься, а соседи – вот они, рядом!)

Но в любом случае, для всех народов Земли правила и представления, лежащие в основе культуры есть ни что иное, как комплекс правил и приёмов выживания народа в тех или иных природных условиях, политическом и культурном окружении.

То есть, можно сказать, что изначально культура есть свод законов, способствующих выживанию, повышению выживаемости и развитию народа.

Отсюда кстати и вывод: если в народе разрушить его родную культуру, то этот народ перестанет существовать! Так что если кто-то говорит о том, что нам надо переходить[16] на культуру другого народа, это значит, что этот «кто-то» выступает не только за уничтожение старой культуры, но и за уничтожение целого народа которому эта самая «старая» культура принадлежит.

По отношению к нашему народу, это означает, что наши реформаторы, выступая за слом старой, как они её называют «советской» «совковой» культуры, выступают за уничтожение нас, как народа.

Некоторые люди могут возразить, что если Западная культура «доказала» своё превосходство над всеми, то нам НАДО переходить на неё. И ничего особо плохого не случится.

Ой ли?! Так уж и не случится? Или сокращение уже на 20 миллионов человек, населения России за время «реформ», это явление несущественное или не существующее? Ведь такого масштаба сокращение населения за всю историю нашей страны было только однажды – во времена Великой Отечественной Войны[17].

Кроме этого ещё сам тезис о «доказанности превосходства Западной цивилизации и её пути» над всеми другими, при внимательном рассмотрении рассыпается как карточный домик[18].

Да и если исходить из того тезиса, что культура есть «комплекс правил и приёмов выживания народа в тех или иных природных условиях, политическом и культурном окружении», будет ли новый комплекс этих самых приёмов – Западных – соответствовать тем условиям, в которых существует НАШ народ?

Хотя бы, например, климатическим?

Не получится ли так, что перейдя на Западную систему ценностей, на Западную культуру, мы просто-напросто своими собственными руками уничтожим всё (или почти всё) население России? Ведь не зря же Маргарет Тэтчер сказала, что «в природных условиях России экономически оправдано существование не более чем 15 миллионов человек»?[19]

Похоже, настала пора как можно скорее разобраться в том, чем существенно отличаются наши культуры, и действительно ли нам подходит культура Запада. Что-то слишком сильно российские «реформы» стали походить на откровенный геноцид – геноцид русского народа.

§2. Как действуют стереотипы

Что бросается в глаза сразу же, при рассмотрении наших культур это то, что между культурами Запада и России существует весьма конкретное качественное различие: на Западе утвердилась личностная модель, в России – коллективная, общественная.

Различие настолько кардинальное, что большинство людей эту «кардинальность» просто не воспринимают. А ведь эти модели культур диаметрально противоположны по своему качеству. И речь даже не в том, что лучше: коллективная модель или личностная. Речь о том, что культуры эти принципиально разные.

Почему же мы это различие в большинстве своём просто не понимаем и не воспринимаем?

Дело в том, что наша культура, как и любая другая культура, имеет одно весьма специфическое свойство, которое надо обязательно учитывать при рассмотрении какой-то другой – «не нашей». Это свойство выражается в неосознанном переносе своих собственных стереотипов поведения и мышления на представителей другой культуры. Обратите внимание! В неосознанном переносе!

То есть наша культура так глубоко сидит у нас в крови, что мы её нормы, как нечто вполне конкретное не осознаём. Эти нормы в большинстве своём действуют помимо нас и нашего восприятия, диктуя нам то, что должно быть.

Выражается это весьма специфическим образом.

По отношению к тем же американцам, наши стереотипы представляют их теми же русскими, но просто по какому-то недоразумению говорящих по-американски[20]. Переносим мы эти стереотипы на них хоть и неосознанно но, в общем, этот перенос делает наше восприятие американцев весьма неадекватным действительности.

Кроме этого существует ещё пара так же обоюдно диаметрально противоположных стереотипов по отношению к ним же.

Первый заключается в том, что они представляются как нечто такое с нимбом и крылышками. Идеальное и заоблачно далёкое, но обязательное к копированию и подражанию. В рамках этого стереотипа мы представляемся в виде неких обезьян, только что спустившихся с дерева, мечтающих стать «человеками», но у которых, в силу каких-то малопонятных и, вероятно, очень генетических причин чего-то не получается. Как ни странно, но в рамках этого стереотипа так же действует перенос всё тех же стереотипов НАШЕЙ культуры на американцев, но уже в той части их, которые относятся к идеалу – к тому, что «должно быть». Должно быть по НАШИМ культурным стереотипам! При этом, отдельные черты американской культуры, как правило, вырванные из общего контекста, как-то весьма органично и «по-нашему» ложатся на всё те же стереотипы культуры российской. Этот стереотип в большинстве своём относится к неофитам «демдвижения», ещё не полностью освоивших их «демократическую» религию[21].

Второй заключается в том, что на американцев вешаются все мыслимые и немыслимые грехи, но, опять таки те, которые относятся к той части нашей же культуры, где провозглашается все отрицательное – то, чего ни в коем случае не должно быть. Такой комплекс стереотипов характерен для большинства последователей нашего «Патриотического фронта».

К сожалению, и то и другое это всего лишь стереотипы, одинаково далёкие от реальности. Даже в той части, где они включают в себя элементы реально имеющихся достоинств или грехов.

Конечно, люди и с той и с другой стороны «фронтов», мне могут возразить, приведя для доказательства своей точки зрения вполне конкретные и «неопровержимые» факты.

Именно что факты. Но факты опять таки оцененные с позиций вполне конкретной культуры – нашей культуры!

Я так же буду апеллировать к вашей же оценке приводимых фактов, потому, что очень сильно не желаю уничтожения своей собственной культуры. А именно к этому, к сожалению, ведёт неоглядное следование многим стереотипам, навязываемым нам Западом.

Причём навязываемым как «правым» так и «левым» политическим движениям!

Привыкайте к мысли, что многое из того, что вы считаете правильным и «нашим», так же является «не нашим» и навязанным из-за рубежа[22]. А вот для того, чтобы вы имели возможность отфильтровать всё наносное и создавал я сей труд. Это ещё одна причина его написания.

Это только самые общие замечания. Рассмотрим принципы и понятия, лежащие в основе современного Западного общества, более подробно.

Глава 2. Запад как есть

В основе каждой цивилизации и каждой культуры лежит всегда какой-то массив принципов, понятий и правил, которым данная цивилизация и культура неукоснительно следует.

Это принципы, которые невозможно разделить. Они обладают очень интересным свойством – взаимозависимостью. Одно без другого существовать не может. Поэтому о них можно говорить только в комплексе.

Прежде чем приступить к их описанию, надо было бы эти принципы и понятия перечислить. Правда перед перечислением, снова придётся оговориться: вы эти принципы и понятия слышали давно. А раз давно слышали, от частого употребления у вас сформировалось вполне понятное и естественное ощущение по отношению к ним как к вполне знакомому и понятному.

Если вы спросите у людей, вас окружающих, что они понимают под этими терминами, они вам скажут нечто, что прямо вытекает из их представлений того, «как оно должно быть». Но не то, что есть на самом деле. Не исключе­нием являетесь и Вы, уважаемый читатель. А ведь на принципах обозначаемых этими терминами «стоит» чуть ли не вся философия современного Западного общества! Философия и идеология под названием «либерализм».

Как правило, если такому человеку начинаешь говорить то, чем, например, то же самое «гражданское общество» на самом деле является, он либо не верит, либо приходит в ужас. Последнее, сейчас становится гораздо более распространённой реакцией, так как пропаганде наших СМИ верит народу всё меньше и меньше (что очень радует).

Так что приготовьтесь: вас ниже ждут весьма пренеприятные сюрпризы.

Так что же это за понятия и принципы?

Вот основные из них: индивидуализм, конкуренция, рынок, гражданское общество, правовое общество.

Знакомо?

Только ещё в этот список надо бы добавить обязательно ещё один, который ныне в Западном обществе становится, чуть ли не самым главным: Манипуляция сознанием и страх. Первый из этих упомянутых принципов у всех на виду, и неизвестен никому. Он умалчивается и нигде не прописывается как главная «ценность» либерализма, но применяется со всей силой технотронной цивилизации. Что это за зверюга такая «манипуляция» – так же будет описано ниже.

Для того, чтобы не было недопонимания впоследствии, введём так же краткие определения некоторых из них.

Индивидуализм(западный)[23]: каждый член общества поступает только в соответствии со своими личными интересами. Коалиция с другими такими же членами общества возможна только на основе временного договора и только на основе текущих, сиюминутных интересов личностей вступающих в договор, которые, как известно, меняются от случая к случаю.

Конкуренция, это введённая в «цивилизованные рамки» «война всех против всех» – борьба за существование.

Остальные понятия более сложные, и выразить их в коротком предложении, особенно для человека явно неправильно понимающего эти понятия, я думаю, даже и невозможно. Так что придётся описывать всё это поподробнее.

Вот что по поводу понятия «гражданское общество» говорит в своей книге «Манипуляция сознанием» С.Г. Кара-Мурза:

«Известно, что сам себя Запад считает цивилизацией свободных индивидуумов, со­бравшихся (после распада общины) в гражданское общество на основе права. Закон и граж­данские права, охраняемые государством, ввели в цивилизованные рамки извечную «войну всех против всех», борьбу за существование. Один из главных философов гражданского общества Т. Гоббс назвал государство, которое способно цивилизовать «войну всех против всех», Левиафаном – по имени могучего библейского чудовища. Эта война стала всеобъем­лющей конкуренцией, а общественная жизнь – всепроникающим рынком. Философ граж­данского общества Локк прекрасно сознавал, что стремление к выгоде разъединяет людей, ибо «никто не может разбогатеть, не нанося убытка другому». Но свобода индивидуума и понимается прежде всего как разъединение, атомизация «теплого общества лицом к лицу» – через конкуренцию. В политической сфере этому соответствует демократия, понимаемая как «холодная гражданская война», разновидность конкуренции.

Главным условием поддержания такого порядка является свобода индивидуума, позво­ляющая ему в каждом акте «войны» делать осознанный рациональный выбор и заключать свободный контракт. Неважно, идет ли речь о покупке или продаже рабочей силы, той или иной жевательной резинки или партийной программы (на выборах).

Это – идеал. В чистом виде он, конечно, не достигается. Вопрос в том, на каком пути развития общество приближается, а на каком удаляется от идеала, а то и заходит в тупик. Сегодня значительная часть мыслителей считает, что, сделав манипуляцию сознанием глав­ной технологией господства, Запад совершил фатальную ошибку и зашел в тупик (стал мышеловкой, из которой нет выхода, ибо когда из нее выходишь, она выворачивается наиз­нанку и ты снова оказываешься внутри нее). Причина в том, что манипуляция сознанием, производимая всегда скрытно, лишает индивидуума свободы в гораздо большей степени, нежели прямое принуждение. Жертва манипуляции полностью утрачивает возможность рационального выбора, ибо ее желания программируются извне. Таким образом, ее положе­ние в конкуренции, в «войне всех против всех» резко ухудшается. Фактически, это – ликви­дация главных гражданских прав, а значит, ликвидация самой принципиальной основы западной цивилизации. На ее месте возникает новый, худший вид тоталитаризма, заменив­шего кнут гораздо более эффективным и более антигуманным инструментом – «индустрией массовой культуры», превращающей человека в программируемый робот. Как сказал не­мецкий философ Краус о нынешней правящей верхушке Запада, «у них – пресса, у них – биржа, а теперь у них еще и наше подсознание».

Если немного иначе и покороче, то «гражданское общество» можно охарактеризовать ещё и как:

Общество индивидов, индивидуалистов, «граждан», «людей-атомов», в котором межличностные связи в большинстве своём разрушены. Общество, в котором превыше всего ставится интерес и право личности – причём сугубо шкурный интерес. Общество, в котором нет понятий «друг», «товарищ», «брат». Эти понятия заменены на понятия: «парт­нёр», «конкурент», «враг». Это «общество войны всех против всех» (Гоббс, Локк)[24]. Некоторые наши зубоскалы называют это общество, «обществом собачьей драки – кто упал, того съели».

Рынок и гражданское общество вещи неразрывные. Именно гражданское общество обеспечивает рынок теми общественными отношениями, без кото­рых он существовать не может. А именно конкуренцией. Без «войны всех про­тив всех» конкуренция невозможна, так как вместо неё тогда действует другой принцип взаимоотношения людей – солидарность и взаимопомощь. В свою очередь солидарность и взаимопомощь не могут существовать без единой этики. Этики разделяемой всем обществом. А это, по словам одного из глав­ных и ныне очень почитаемых идеологов неолиберализма Фридриха фон Хай­ека есть «тоталитаризм». Он в важной своей книге «Дорога к рабству» особо выделил эту мысль: «всеобщая этика есть тоталитаризм (рабство)». Кроме этого он так же выделил мысль, что для нормальной работы рыночной экономики «люди должны изжить некоторые естественные инстинкты, прежде всего, ин­стинкт сострадания и солидарности». Весьма красноречивое признание!

В XX веке к основным чертам гражданского общества прибавилось ещё и такое явление как манипуляция сознанием.

По определению манипуляция сознанием есть способ заставить человека добровольно по собственной воле совершить действия, противоречащие его коренным жизненным интересам. Причём сделать это так, чтобы сам человек данное действие воспринимал как естественное и вытекающее непосредст­венно из его собственных убеждений!

То есть:

Манипуляция сознанием есть скрытое воздействие на психику человека, когда помимо его воли и сознания формируются нужные манипулятору (а не обществу!) желания, потребности, убеждения.

По факту, манипуляция сознанием есть главный инструмент подавления и управления обществом на современном Западе. Ныне эта система управления вводится и у нас. Через использование СМИ.

Следующее понятие – это «Правовое общество».

Как я уже упоминал это понятие неразрывно связано с понятием «граждан­ское общество». Связано именно потому, что в нём действует принцип при­мата юридического права над всеми остальными.

Примат юридического права, надо понимать так: существует только одно право, которое должно выполняться всегда – юридическое. Остальные своды законов, в частности моральные – необязательны. Ясное дело в гражданском обществе моральные законы далеко не всегда выполняются. Точнее почти никогда.

В отличие от «гражданского» «правового» общества, общество традицион­ное (а наше российское общество именно традиционное) основывается на принципе примата морали, традиции над всеми ос­тальными.

В представлениях традиционного общества (а русское общество – общество традиции, традиционное общество), моральный закон обязателен для исполнения всегда и везде. Юридический же закон должен его дополнять. Дополнять в тех случаях, когда мораль пасует и особенно в тех случаях, когда она нарушается. Отсюда же следствие: если выполняется моральный закон – юридический выполнять не обязательно. Или не нужно!

В нашем, российском обществе данный принцип проявляется, в частности, в виде массо­вого, безразличного отношения к юридическим нормам. Если западный ин­дивид по каждому случаю бегает к адвокату, то наш человек склонен решать все свои дела «по правде» (в российском уголовном мире данный принцип носит название «по понятиям»). То есть проблемы человеком традиционной культуры реша­ются через те культурные нормы, что существуют в той среде, в которой чело­век находится[25]. Без суда, мордобития и, тем более, стрельбы.

Можно сказать, что в традиционном обществе, не юридический закон заставляет человека поступать правильно, а моральный закон сидящий в его подсознании и воспринимаемый как сам само собой разумеющийся свод правил поведения, обязательный к выполнению.

В отличие от традиционного, правовое общество не признает каких бы то ни было законов, кроме тех, что записаны в кодексах («Что не запрещено, то разрешено!»). А не записаны в большинстве своём именно моральные нормы (Обратите внимание, это прямо следует из такого принципа гражданского общества как индивидуализм, по которому единой морали и этики для всего общества быть не должно, так как это противоречит принципам индивидуальной же свободы).

Этот принцип в западном обществе приводит к релятивизации морали[26] и, как следствие, появлению «мозаичной культуры». По этой «культуре» – мораль­ные нормы личное дело каждого. И личное дело творчества каждого. Этому же способствует и отрицание гражданским обществом единой этики.

То есть, основа правового поведения члена гражданского общества – юридические кодексы, записанные на бумаге и принятые к исполнению общим договором граждан так же написанном на бумаге. Ясное дело, что осуществлять те или иные нормы права можно с совершенно противоположных или принципиально разных морально-этических установок. «На мораль и нравственность закона не существует!». Отсюда: моральные нормы – личное дело каждого по отдельности.

В отличие от гражданского общества, общество традиционное основывает своё поведение на морали единой для всех членов общества. Отсюда же и осуществление тех или иных моральных норм может расходиться с «кодексами». Если в гражданском обществе пластична и растяжима как резина мораль, то в традиционном Российском – юридическое право.

Исходя из вышесказанного, можно заключить, что гражданское правовое общество, в отличие от традиционного солидарного общества, есть общество АМОРАЛЬНОЕ. И это не оценка, а простая констатация факта. И именно так (а не как оценку) данное положение надо воспринимать! По определению, моральным не может быть что-то, что им не обладает!

Вполне естественно, следствие и для нашего общества, что оно не правовое. По определению!

Так же надо бы признать, что благодаря традиционной культуре экспери­мент по введению в нашей стране рыночной экономики полностью прова­лился. Реформаторы потерпели крах и порушили страну во многом из-за непо­нимания того, что наша страна – страна именно традиционной, солидарной культуры и принципиально отличается от Западной. Чтобы сделать её капи­талистической её надо было провести через Эпоху Просвещения, Инквизи­цию, Реформацию, массовое распространение Протестантизма.

Кстати, в результате этого только одна Германия в те времена потеряла 2/3 населения! Хороша цена? Посмотрите, сколько трупов, применительно для нашей страны, это будет означать[27].

Воздействие этих эпох на общество Запада – весьма специфическое. Эти истори­ческие этапы породили в Западной Европе то, что никогда не было и не на­блюдалось в России – индивидуализм и культ дикого иррационального страха перед неведомым, перед смертью. Именно культ страха! Посмотрите на периодически возникающие массовые психозы на Западе. Они порожда­ются, как правило, средствами массовой информации и подхватываются всем обществом. Страх отсутствовал в перечне основных понятий и не прописан так же как и манипуляция сознанием в «ценностях» либерализма, но он является неотъемлемым компонентом Западного общества.

Страх в Западном обществе является по оценке многих авторов неотъемлемым элементом, прямо способствующим поддержанию всех струк­тур гражданского общества, и, прежде всего, конкуренции. Для примера можно было упомянуть такие массовые страхи как Ядерный психоз (во вре­мена Холодной войны), радиофобия[28], «холестериновый» психоз, психоз «ко­ровьего бешенства» и так далее. Те или иные психозы, в частности, порож­дают не только СМИ, но и фильмы Голливуда.

Этот же страх удерживает члена гражданского общества в рамках правового поведения, но этот же страх заставляет его же интенсивно трудиться, дабы конкурент его не обошёл и не выбросил из бизнеса, работы. Не лишил бы средств к существованию. «Собачья драка»!

Поразительно, но большинство людей, с которыми мне приходилось разговаривать этот элемент Западной культуры почему-то не замечают, хотя, благодаря засилью американского кинопроката на экранах он более чем очевиден. Все эти «ужастики» они, в лучшем случае, воспринимают как очень скучную и примитивную продукцию Голливуда, которую, по какому-то недоразумению, в неумеренном количестве показывают у нас.

Именно как очень скучную и примитивную! Они почему-то ни разу не задали себе вопрос: «А почему там (на Западе) этого сорта кинопродукции ТАК много? Ведь обычной безвкусицей такое объяснить очень и очень сложно. Если вообще не невозможно.

В том то и дело, что страх органично присущ всей Западной цивилизации.

Надо подчеркнуть очень важное положение: страх как таковой, не зря культивируется на Западе, – он так же и необходимый инструмент управления людьми Западного общества и, поэтому, поддержание культуры страха там вещь необходимая.

Дело в том, что дикий, панический страх, будучи вызван у какого-нибудь че­ловека, начисто отключает у него логическое мышление. Человек переходит на реагирование не по разуму, а по рефлексам и инстинктам.

По инстинктам – тут всё ясно, они есть изначально, но вот о привитии НУЖНЫХ РЕФЛЕКСОВ надо позаботиться. И эту функцию в Западном об­ществе ныне выполняет ТОТАЛЬНАЯ МАНИПУЛЯЦИЯ СОЗНАНИЕМ через Средства Массовой Информации – СМИ.

Мы снова пришли к этому явлению и к этому инструменту. Весьма не случайно пришли!

Самое примитивное понимание Манипуляции Сознанием – это управление поведением людей помимо их разума и воли.

На самом деле всё гораздо сложнее, запутаннее и… страшнее.

Ведь как его обычно понимают?

Понимают его так, что есть где-то какой-то гипнотизёр который МОЖЕТ загипнотизировать человека так, что сделает его полным рабом.

Ужас настоящего положения состоит в том, что никакого гипнотизёра и никакого гипноза для осуществления манипуляции сознанием НЕ НУЖНО![29]

По своей сути истинная манипуляция сознанием гораздо «мягче». Её инструмент: управление потоком информации и оценок происходящего. Она ПОХОЖА на навязывание какого-то вполне конкретного мнения. Но только похожа.

При навязывании предполагается наличие у оппонента здорового и целостного восприятия действительности, логическую обработку поступающей ему информации. Такую обработку информации, при которой он может отбросить по своей воле навязываемое объяснение события.

При манипуляции – использования таких качеств у получателя информации не предполагается вообще!

Манипуляция сознанием по своему принципу прямо противоположна тому стилю жизни, поведения и мышления, который провозглашался и насаждался в Советском Союзе до 1985 года[30]. Главные принципы мышления тогда были:

1. «Иметь целостное и непротиворечивое восприятие действительности, из которого можно было бы делать выводы на будущее».

2. Всемерное развитие и укрепление рационального и системного мышления (в тесном взаимодействии с принципом 1).

Зачем делало это Советское государство?

Оно делало это для того чтобы воспитать, «сознательного человека», который мог бы в соответствии с полным пониманием своих прав и обязанностей перед обществом, в соответствии с чётким пониманием текущих экономических и политических задач общества сознательно принять решение, по наиболее эффективному применению своих идей и способностей на благо всего общества.

Именно для сознательного применения своих способностей на благо общества и предназначалось ЦЕЛОСТНОЕ, СИСТЕМНОЕ восприятие действительности, которое старалось воспитать в каждом советском человеке советское государство.

По факту – советское государство имело целью построить саморегулирующуюся общественную систему, где каждый человек сознательно участвует не только в жизни общества, но и в его управлении.

Отсюда и культ «сознательности» с Советском Союзе.

Манипуляция сознанием действует прямо противоположным образом.

Первое что она делает, это разрушает целостное восприятие действительности. Делая его фрагментарным и дико противоречивым. Эта противоречивость отчасти маскируется «разносторонностью взгляда на проблему», «множественностью мнений» и тому подобными отговорками. Именно ОТговорками! Так как в данном случае имеется не пояснение, а именно дезинформация человека под видом оговорки и прояснения ситуации.

Второе – это перевод мышления из логического (логическое разрушается) в рефлекторное. Причём рефлексы должны срабатывать по заранее выработанным стереотипам[31].

Эти стереотипы настолько въедаются в человека, что он даже столкнувшись с явным противоречием ему – продолжает в него верить и им пользоваться. Более того! Даже если показать такому обладателю стереотипа полную его бредовость и дикость, то далеко не факт, что он от него избавится. Как правило, внедряется комплекс стереотипов, которые в своём существовании и функционировании друг друга поддерживают и сохраняют.

Информация к размышлению

Фактически, нам навязано очень много таких стереотипов. Стереотипов крайне далёких от реальности.

Попробуйте, например, спросить себя, особенно если вы принадлежите к людям правых убеждений, ПОЧЕМУ коммунизм это зло? Как правило, всплывут аргументы о ГУЛАГе, репрессиях и прочем. Только после этого возьмите «Энциклопедический словарь» (старый), и посмотрите определение этого термина.

Там коммунизм, это идеальное общество! Общество, где каждый человек, будет иметь возможность реализовать все таланты, полностью самореализоваться. Общество людей и общество для людей, а не для какого-то дохлого принципа «максимизации прибыли» или тем паче кучки негодяев, возжелавших деньги и власть. Как оно, это идеальное общество будет построено – вопрос отдельный, так как путей к его построению великое множество. И тот путь, которым следовало общество Советского Союза, естественно, далеко не единственный.

Отключение логического мышления, выключение целых блоков сознательного восприятия реальности, делает потребителя информации наших СМИ полностью зависимым от манипуляторов. Попросту РАБОМ. И совершенно не важно, что этот самый РАБ не работает непосредственно на то Средство Массовой Информации, которое его обслуживает. Главное он работает на того, кто это самое Средство содержит. На того паразита, что владеет предприятием, на ту власть, которую содержит этот и другие паразиты.

Главное, ЧТОБЫ РАБ НИКОГДА НЕ ЗАИМЕЛ МЫСЛИ И ЖЕЛАНИЯ ВОЗМУТИТЬСЯ СВОЕМУ БЕСПРАВНОМУ ПОЛОЖЕНИЮ, и, не дай Боже, не сверг власть этих паразитов вместе с властью самих СМИ.

К великому сожалению наших манипуляторов, половина населения нашей страны до сих пор имеет целостное восприятие действительности, рациональное, логическое мышление, которое у них остались ещё от советской школы. Именно эти люди, хоть и сильно дезориентированные, составляют основную питательную среду оппозиции. Именно этим объясняется такая сильная ненависть у представителей СМИ к людям такого склада. Эти люди, сохранив за собой независимое мышление, во многом ИМУННЫ к воздействию манипуляции сознанием. Именно поэтому манипуляторы принимают максимум усилий по дискредитации не только таких людей, но и их стиля мышления называя их презрительно «совками».

Информация к размышлению

Многие люди на словах заявляющие о своих якобы антикоммунистических убеждениях, на деле всегда мыслили, мыслят и поступают откровенно по-советски – антирыночно!

Абсолютное большинство убеждены, например, что пенсионеры должны пользоваться всеми льготами, которые предоставляло им Советское государство, убеждены, что образование, медицина должны быть бесплатны и доступны для всех. И многое, многое другое.

В нашем обществе пока что ещё сохраняется реликт Советского Союза, который и формировал такое мышление – советская школа. Она главное препятствие ныне для окончательного установления безраздельной власти манипуляторов над всем народом, так как постоянно воспроизводит людей с системным, целостным, рациональным восприятием действительности. Именно на её разрушение направлена вся нынешняя «реформа школы». Именно против привития ученикам целостного восприятия действительности направлены усилия критиков нашей школы, которые утверждают, что она даёт де ученикам «слишком много ненужных знаний», которые ученикам «в жизни никогда не пригодятся», что «нужно давать ученикам больше практических знаний, а не математики, физики и им подобных предметов».

В отличие от нашей школы, школа на Западе специально построена так, чтобы воспроизводить то разделение людей на «тупиц» – рабочих, и «умных» – предпринимателей, непрерывно и вечно. Западная школа по своему принципу призвана делить людей на «высший свет» и отверженных. Там школа делится чётко на два потока «Коридор А», и «Коридор Б». Первый – для детей богатых и детей высокооплачиваемой интеллигенции, второй для детей рабочих «и всяких прочих». В первом царит строгая дисциплина и напряжённый труд по овладению всем объёмом знаний в целом подобным тому, что было и пока есть в нашей школе, во втором «коридоре» изучаются только «полезные» и «предметные» знания, на уроках царит дух вседозволенности и полной распущенности.

Эти самые «коридоры» находятся даже в разных зданиях одной и той же школы, и всё их функционирование построено так, чтобы дети с одного не пересекались и не общались с детьми другого «коридора»[32].

Этим самым достигается «стабильность» Западного общества. Сознательно и целенаправленно выращивается «быдло», которое будет работать и у которого никогда не будет возможности подняться по служебной лестнице выше своего рабочего места (из-за отсутствия образования и нужного стиля мышления), и выращивается класс «господ», который «призван всеми управлять». Управлять в том числе и через манипуляцию сознанием посредством СМИ. Ведь быдлом, не умеющим думать – управлять очень удобно.

Из этого вполне искусственного деления происходит и поддерживающая его «теория», о существовании якобы «дефектных народов», отсталых, ни на что не годных классов и рас («раса рабочих» и т.д.).

Обратите внимание на эту подлость современного Западного общества! Сначала создаётся из изначально нормального человека, безвольное и тупое существо – раб, а потом он же объявляется «дефективным по своей природе»!

Поэтому надо признать, что и Западная школа так же является одним из элементов глобальной системы манипуляции сознанием, задачей которой является производство рабов, и поддержания их в этом же рабском состоянии.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что манипуляция сознания на Западе – явление системное, охватывающее все стороны жизни, начинающееся со школы (где к такой манипуляции «материал» готовят), и продолжающееся всю оставшуюся жизнь.

Может ли Западное общество жить без этого? Ответ однозначен:

ЗАПАДНОЕ ОБЩЕСТВО НЕ МОЖЕТ ЖИТЬ БЕЗ ТОТАЛЬНОЙ МАНИ­ПУЛЯЦИИ СОЗНАНИЕМ!

Без манипуляции очень быстро в обществе наступит понимание противоес­тественно­сти существующего социального порядка – паразитизма «сильных» над «слабыми», то­тального подавления свободы воли и свободы мышления.

Глава 3. Рождение монстра

Почему же наши культуры так различаются?

Для того, чтобы понять это необходимо вернуться к той точке истории, когда путь Западной цивилизации кардинально и необратимо разошёлся с путями всех остальных цивилизаций.

Эта точка – Реформация.

Именно идеи Реформации породили, в конце концов то, что стало идеологией всего Западного общества. Но что же породило такое расхождение? Какие условия породили их? Почему Реформация принесла именно эти идеи?

Отсюда, прежде чем переходить к описанию культур, надо обязательно несколько слов сказать о том, что в первую очередь определяет вид и, в общем, траекторию эволюции той или иной культуры.

Что бросается в глаза сразу же, при рассмотрении наших культур это то, что между культурами Запада и России существует весьма конкретное качественное различие: на Западе утвердилась личностная модель, в России – коллективная, общественная. Это связано со следующими обстоятельствами.

Обстоятельство первое

Развитие Запада, начиная с XVXVI веков, происходило в значительной степени за счёт ограбления колоний. Фактически Западная Европа как целое эксплуатировала огромные массы порабощённых людей. Внутренние противоречия сглаживались поступлениями из колоний. Запад был защищён от внешних нашествий. Только юго-восточный угол Европы стал ареной борьбы с Оттоманской империей. Но продвижение последней было остановлено благодаря сопротивлению сербов. Европа служила своего рода «островком благополучия», и на первый план вышли личностные интересы, личная выгода, права отдельного человека.

Отсюда кстати и накал их межгосударственных конфликтов – передел собственности. Кто сильнее – тот и прав! Поверженный враг – презренен. Его надо топтать, чтобы другим страшно было.

Россия же жила за счёт своего труда, сама создавала своё богатство. Ей также приходилось непрерывно отражать внешние нашествия с Запада и Востока. Всё это обусловило общинность, коллективный уклад. Не первый план ставились интересы общества в целом, без которого прожить было нельзя. Только общество могло защитить отдельного человека, поэтому главная оценка в России – справедливо или нет (а не как на Западе: выгодно – не выгодно). В России так же было принято вступаться за слабых и обиженных, отмаливать грехи для себя и других. Отсюда же и восприятие войн: надо отбиться (не завоевать, как на Западе!) и вернуться к своей прежней жизни. Отсюда же и отношение к побеждённому врагу не как к более низкому и презренному, а как к таким же людям, как и они сами – их надо пожалеть и помочь им (они слабы и обижены).

Обстоятельство второе. Климат

Вот что пишет по этому поводу В. Кожинов:

«Один из главных истоков государственности и цивилизации Руси город Ладога в устье Волхова (к тому же исток, как доказала современная историография, изначальный; Киев стал играть первостепенную роль позже) расположен именно на 60-й параллели северной широты. Здесь важно вспомнить, что западноевропейские «колонизаторы» внедряясь в страны Южной Азии и Центральной Америки (например в Индию или Мексику), находили там высокоразвитые (хотя и совсем иные, нежели западноевропейская) цивилизации, но, добравшись до 60 градуса (в той же Северной Канаде) заставали там – даже в XX веке – поистине «первобытный» образ жизни. Никакие племена планеты, жившие в этих широтах с их климатическими условиями, не смогли создать сколько-нибудь развитую цивилизацию.

А между тем Новгород, расположенный не намного южнее 60 градуса, уже к средине XI века являл собой средоточие достаточно высокой цивилизации и культуры. Могут возразить, что в то же время находящиеся на той же северной широте южные части Норвегии и Швеции были цивилизованными. Однако благодаря мощному тёплому течению Гольфстрим, а также общему характеру климата Скандинавии и, кстати сказать, Великобритании (океаническому, а не континентальному, присущему России[33]) зимние температуры в южной Норвегии и Швеции в среднем на 15-20(!) градусов выше, чем в других находящихся на той же широте землях, и снежный покров, если изредка и бывает, то не долее месяца, между тем как на той же широте в районе Ладоги-Новгорода снег лежит 4– 5,5 месяца! В отличие от основных стран Запада в России необходимо в продолжение более половины года интенсивно отапливать жилища и производственные помещения, что подразумевает, понятно, очень весомые затраты труда».[34]

Ясное дело, что эти очень суровые условия существования, намного превосходящие по суровости и трудности условия существования ЛЮБОЙ ДРУГОЙ ВЫСОКОРАЗВИТОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ сформировали культуру принципиально отличающуюся и от западной и от какой-либо другой «незападной». Постоянная необходимость бороться за своё существование, за своё выживание сформировали культуру коллективизма, культуру, основанную на представлении об обществе как о едином организме, где каждый человек – необходимая часть его, где выживание всех зависит от каждого. Где взаимопомощь и взаимная поддержка людей не какой-то абстрактный принцип, который можно соблюдать или не соблюдать когда это «выгодно» (что есть в западной культуре), а насущное требование ОБЩЕГО ВЫЖИВАНИЯ. Где паразитизм жизни отдельных индивидов не только очень сильно осуждался но, иногда и очень сурово наказывался всем обществом. И не важно было то, на чём паразитирует тот или иной человек – «на своих» или «на чужих».

Эти, и многие другие принципы вошли как составная часть в ту религию, что стала основой нашей нынешней культуры. И, кстати, не важно, что многие люди и у нас и на Западе уже давно не верят в Бога. Эта основа осталась и «там» и у нас. Основа культуры остаётся даже тогда, когда умирает тот институт, который его поддерживал. Культура гораздо более живучее образование, чем его некоторые хотят себе представлять[35]. Только раньше она подкреплялась авторитетом церкви, а теперь подкрепляется традицией или «общественным мнением».

Вполне естественно, что для того, чтобы понять что-то надо познавать это «что-то» в сравнении. Если мы хотим понять, чем же так сильно и кардинально наша культура отличается от западной, её и надо будет с нею сравнить. По пунктам.

Глава 4. Главная религия Запада

Начнём рассмотрение, с Запада, потому, что наша культура – «у нас в крови», и многое нам кажется самоочевидным. Мы это «самоочевидное» склонны переносить туда, где для него нет места – на Западную культуру. Из-за этого переноса возникает очень много недоразумений, недопониманий, а порой и диких предрассудков при восприятии чужой (а во многом даже чуждой) цивилизации Запада.

Если есть какие-то предпосылки и общие тенденции, (которые и определяются условиями существования), то они рано или поздно должны были как-то или где-то быть оформлены в виде вполне конкретных норм и правил поведения. А из истории человечества, известно, что такой свод норм и правил, как правило, оформлялся в виде философского или религиозного учения. Последнее гораздо чаще, чем первое.

Таким религиозным учением, выразившим те идеи, из которых вырос современный Запад, был протестантизм.

Маленькое, но очень важное отступление для православных

К сожалению, многие православные верующие не воспринимают протестантизм как угрозу самим себе. А следовало бы!

Это самое течение в христианстве не только породило современный капитализм и Западное общество, но так же и все те «прелести цивилизации» которые ныне всем нам так противны. Противны не только православным, но и всем остальным нормальным представителям русского народа. Содомия, отрицание морали и нравственности, культ Маммоны, культ силы и прочие, прямо следовали из всей логики развития этого религиозного течения. В том числе оттуда следовало и возрождение культа Сатаны.

Эти идеи не просто враждебны православию.

Эти самые идеи, которые были положены в основу протестантизма, вышли из весьма оригинального толкования текста Писания. С первого взгляда, для не слишком образованного религиозного человека, эти идеи кажутся чем-то вполне нормальным, естественным и вполне соответствующим духу Книги.

Но в том то и дело что кажутся!

Ваш Батюшка не зря говорит об опасности «Свидетелей Иеговы», «Баптистов» и прочих подобных им религиозных сект и течений. Именно то самое ощущение «нормальности», и «соответствию текстам Библии» губит немало людей попадающих в эти ПРОТЕСТАНТСКИЕ секты.

На самом деле, при более внимательном рассмотрении их идей и догм, через них вполне просматривается Враг Рода Человеческого.

Поэтому: будьте особо осторожны с этим самыми ощущениями!

С одной стороны, кажется всё очень просто и нормально, но потом выходит ТАКОЕ!!!

Какие идеи положил себе в основу протестантизм?

Это, во-первых, идея индивидуального спасения (души). По ней выходило, что человек может спастись по своим личным и только личным качествам. Никакие заступничества со стороны ему не помогут.

Во-вторых, это идея «предопределения».

По этой идее, получалось, что Бог заранее и давно определил, КТО БУДЕТ СПАСЁН, А КТО НЕТ.

ЕЩЁ ДО РОЖДЕНИЯ![36]

В наиболее чистом и жестоком виде эти идеи получили в кальвинистской ветви протестантизма. Кстати говоря, вся правящая элита Америки ведёт свою родословную от первопоселенцев протестантской ветви христианства – пуритан. Той части протестантов, которые очень много взяли именно от кальвинизма.

И «незабвенные» «Свидетели Иеговы» тоже не исключение. Эта религиозная группа не только ведёт свою родословную с территории США, но и от всё тех же самых американских пуритан.

Религия не просто часть культуры. Она её, во многом, рафинированное выражение. Если в данной культуре имеется какие-то предпосылки идей, то они, как правило, оформляются в виде религиозного учения. Из этого же религиозного учения так же как следствие, выводятся правила мышления, восприятия действительности и поведения. Всеобщие правила, для применения всем. А это и есть культура в одной из своих ипостасей[37].

Заметьте: какие-то предпосылки в обществе рождают идеи. Идеи оформляются в виде религии, которая, в последствии, становится частью культуры. Закрепляется в ней. Культура меняет общество, создаёт новые предпосылки и цикл повторяется.

Эта религия и эта культура порождает в обществе какие-то процессы, которые ведут к появлению следующего явления – следующих идей, которые во многом являются следствием предыдущих. Это в свою очередь порождает новый виток идейной эволюции и рождает новую религию или «религию». Последнее появляется в том случае, если идеи порождаются наукой и её авторитетом освящаются.

Таким образом, ничто не рождается на пустом месте. Всё имеет свои причины и следствия. И то, что мы имеем в случае современного Запада, так же выросло из чего-то. Было следствием чего-то возникшего в прошлом. И проэволюционировавшего до сегодняшнего состояния.

Беда только, состоит в том, что, как и всякий путь, культура в своей эволюции может зайти в тупик. Как представляется многим современным учёным (вспомните, например, цитату, приведённую выше из «Манипуляции сознанием» С.Г. Кара-Мурзы), современная Западная культура зашла не просто в тупик, а в тупик абсолютный. За этим тупиком только смерть и распад. И то, что эта культура тащит за собой СИЛОЙ, по своему пути другие цивилизации, это значит, что не только она может погибнуть. Погибнут вместе с ней и те цивилизации, которые были, и будут в будущем, увлечены ею за собой.

Мы все можем быть увлечены за ней. В небытие.

Поэтому нам надо не только понять тупиковость нынешнего состояния Запада, характер этого тупика, но и то каким путём зашёл Запад в этот тупик. Чтобы не только знать как из него выбираться, но и не повторить этот путь в будущем.

Рассмотрим, поэтому, в следствиях как возникала именно эта Западная культура.

Глава 5. Что следовало из протестантизма?

§1. Мамона – бог рынка

Из идеи предопределения следует вопрос: как человек может определить – будет ли он спасён или нет?

Ответ отцы-основатели протестантизма дали вполне определённый: «Спасённым будет тот, кто обладает благодатью Божией, а определить это можно по тому, что обладающий ею пользуется поддержкой Бога. Поддержкой во всех делах».

Следствием и видимым результатом этой божественной поддержки является личный успех в делах.

Именно отсюда и следует такое фанатичное стремление тех же американцев к успеху. Ведь если ты успешен, то тот путь, которым ты добился успеха, будет всё равно оправдан Богом – ведь все успешные люди, по определению главного догмата протестантизма будут «спасены».

С точки зрения нашей культуры, данные положения протестантизма – совершенно антихристианские, так как из них прямо следует хотя бы такой принцип как «благодать» стяжательства. Ведь именно приобретение большого количества денег есть наиболее зримый результат такого «успеха». Максимизация прибыли – любой ценой!

Отсюда, с точки зрения православия, «Бог» протестантов есть «Бог» денег, стяжательства, и жадности – Мамона.

§2. Стремление к индивидуальному успеху

Конечно, нынешнее стремление к успеху, не оправдывается религиозными мотивами. Сейчас они оправдываются вполне «научными» теориями типа печально знаменитого социал-дарвинизма. Но ведёт оно свою «родословную» именно из тех идей.

Ведь это стремление подкрепляется вполне естественным (заложенным в генах) стремлением к лучшему, но оно ещё и было оправдано религиозной практикой. Плохо в этой ситуации то, что этой же самой протестантской религией было перебито другое такое же естественное, заложенное в генах, биологическое качество человека – взаимопомощь.

Как показывает опыт нашей, российской цивилизации (и не только нашей, но и практически всех цивилизаций традиционной культуры), стремление к лучшему, есть универсальное свойство человека и антагонистом взаимопомощи не является.

Антагонистом его делает именно культура Западного общества.

Если даже приблизительно задаться вопросом – почему именно возникло безусловное осуждение стяжательства и жадности в христианской религии[38], – то станет ясным, что оно, это осуждение, являлось предохранителем, защищающим именно принцип взаимопомощи. Ведь когда становится возможным стяжательство и жадность? Именно тогда, когда индивиду не надо заботиться о ближнем. Не надо заботиться о его выживании и можно полностью отдаться сладостному процессу накопления своего собственного богатства. За счёт или/и в ущерб другим.

В случае если в обществе принцип взаимопомощи действует, то тоже стремление к лучшему преобразуется в стремление к улучшению взаимодействия между людьми в деле повышения общего благосостояния.

Только при наилучшем взаимодействии возможен наилучший же результат такого взаимодействия, повышающий и шансы на выживание всех и на увеличение количества благ для отдельных людей коллектива.

В нашем обществе присутствуют оба типа мышления и поведения – солидарный и конкурентный. Конкурентный и есть тот тип поведения, что полностью отрицает солидарность. Для стяжательства отрицает.

Отсюда же следует и то, что те же наши современные предприниматели совершенно чётко делятся на две очень неравные части:

Первая, самая многочисленная – это те, кто поражён стяжательством. Их в народе часто называют «новыми русскими» или просто «шакалами», «хапуриками» и т.д.;

Вторая часть – те кто ещё сохранил в себе солидарный тип мышления и поведения. Этих чаще всего называют «работягами», но, к сожалению, часто путают (по признаку богатства) с первыми.

§3. Правовое, гражданское общество и государство

Почему же перестал действовать в Западном обществе принцип взаимопомощи?

Принцип взаимопомощи отключается всё тем же догматом о индивидуальном спасении.

Как я уже говорил, по этому догмату весь мир людской поделён на тех, кто будет спасён и тех, кто спасён не будет.

Не спасаемые – это люди изначально греховные, которым так же изначально предначертано гореть в аду.

Так что спасение такого совершенно греховного человека – изначально пустая затея. Следовательно, помогать ему так же глупо, как и пытаться отмыть негра до бела.

Уже исходя из такого простейшего предположения следует, что БОГАТЫЙ ДОЛЖЕН БЫТЬ ВРАГОМ БЕДНОГО. «Чистый» должен, по догмату сторониться «грязного», защищаться от его посягательств на своё имущество, не стараясь ему помочь. Не стараясь помочь, так как помощь абсолютно греховному человеку бесполезна и вредна.

Избавиться от своих грехов грешник по догмату не может в принципе, какую бы помощь ему бы не оказывалась.

Это положение нашло в своё время исключительно изуверское осуществление в законодательстве Англии, по которому, нищий ребёнок, укравший булочку для своего пропитания подлежал казни. Даже если он умирал с голоду!

РЕБЁНОК ПОДЛЕЖАЛ КАЗНИ!

Так же богатый должен быть врагом бедного потому, что этот самый бедный должен желать перераспределения богатства в свою пользу, так как будет неизбежно считать, что его обделили. Так же, уже по религиозным соображениям, если неудачник отмечен всеми земными грехами, то ему помогать, – это поощрять грех.

Та же самая религия толкает бедного на следующие действия:

Если кто-то забирает лишнее – следовательно надо это самое лишнее у него отобрать. По постулату об индивидуальном спасении получается, что отбирание у богатого суть так же богоугодное дело, так как тоже определяет спасаемого. Если бедному удалось отобрать у богатого его долю, то, следовательно, бывший бедный ныне спасаемый и наоборот – бывший богатый становится отверженным.

С другой стороны, если грешник заранее знает, что он попадёт в ад, то ему терять нечего. Он «пойдёт на все тяжкие», и не остановится ни перед чем. Ни перед чем, так как загробное блаженство не для него, а единственный шанс испытать блаженство – только «на этом свете». Он будет торопиться испытать все перед тем, как попадёт в Ад. Хотя бы для того, чтобы после, в Аду не обидно было за неиспользованные возможности.

Так рождаются самые страшные убийцы и преступники.

Если по догматам православия грешника можно попытаться спасти сейчас, «на этом свете», исправить его, то по протестантскому – никогда.

Если православная культура даёт надежду на спасение и освобождение от грехов даже очень сильно согрешившим, (что где-то как-то сдерживает оступившегося), то протестантизм откровенно толкает любого бедного на преступление.

Единственное, что сдерживает человека в протестантской этике от преступления, это надежда, что ещё не всё потеряно, и разбогатеть можно и под конец жизни. Получить, так сказать, подтверждение. Но уже раз оступившегося человека эта же этика навсегда записывает в падшие.

Если по православию человек своим земным существованием «зарабатывает» себе царствие небесное, то у протестанта всё иначе – всё уже давно расписано «на небесах», а «на земле» можно лишь получить подтверждение или опровержение надежд на спасение.

Таким образом, уже сами постулаты протестантской религии поощряют совершенно антагонистические взаимоотношения среди людей принципы «войны всех против всех».

Конечно, отцы-основатели протестантизма постарались замаскировать данное положение, которое из их постулатов непосредственно вытекало, освящением аристократии.

Постаралось так же и государство, объявив о священности частной собственности. Так война явная была переведена в скрытую фазу, когда то же самое перераспределение средств осуществлялось на основе существующего закона.

В рамках существующего закона удалось свалить только прогнившую и обленившуюся аристократию, которая была попросту бессильна против вёртких крыс-предпринимателей нарождающегося капитализма. Но когда «период первоначального накопления» закончился, когда все тёплые места оказались занятыми, и когда всем стало ясно, что больше этих мест попросту не существует, война снова вылезла из скрытой фазы.

Индивидуалисты по обе стороны баррикад поняли, что по одиночке они не выживут и стали объединяться. На основе общих юридических договоров между индивидами.

Так появились тресты, монополии, профсоюзы с рабочими и буржуазными партиями.

Совершив полный виток в своём развитии, война внутри Западного общества перешла на более высокий уровень организации.

Стоит в этом контексте упомянуть и о таком диком и мерзком явлении, как безработица.

Если имеется всего два этажа в обществе как то буржуазия(спасаемые) и рабочие(грешники, неудачники) то антагонизм между этими двумя слоями приобретает абсолютный характер. Либо-либо!

Но если в обществе имеется ещё несколько этажей, в частности ниже рабочих, то антагонизм размывается.

Посудите: если рабочий имеет работу – он имеет право на какой-то уровень жизни и жизненных благ. Через деньги.

Если он безработный – то он уже такого не имеет. Он уже совершенно и точно – отверженный.

Каково, в таком случае, оказывается положение работающего?

Он, получается, уже не совсем отверженный. И если к тому же имеется ещё и огромное количество совершенно нищих людей в странах третьего мира, на которых кормится всё Западное общество, то рабочий оказывается ещё дальше и выше на лестнице спасения. Он оказывается уже ПОЧТИ ЧТО СПАСЁННЫМ! Вполне естественно, что безработный получив свою пайку социального вспомоществования, за счёт ограбления стран третьего мира, так же становится по той же идеологии далеко не совсем отверженным. По факту принадлежности к странам-грабителям, – «удачливым странам».

Отсюда вполне естественна и эволюция стран Запада в сторону экспорта своих антагонизмов в страны третьего мира. В сторону образования «золотого миллиарда».

Информация к размышлению

Отсюда так же отчётливо видно, что для России в этом «золотом миллиарде» нет места!!! Мы побеждены, и ОБЯЗАНЫ СТАТЬ отверженными. По факту поражения в Третьей Мировой Войне.

Считая, что мы можем «исправиться» и «войти в общеевропейский дом», наши горереформаторы неосознанно переносят одну из черт русской культуры на европейцев. Ту часть, которая говорит, что «человек в принципе и изначально существо чистое, и может исправляться к лучшему».

По той же протестантской религии – человек либо чист изначально, тогда он победитель, либо грязен так же изначально, тогда он отверженный и обречён на поражение.

В глазах европейцев мы – отверженные, так как потерпели поражение в Третьей Мировой Войне. И нет нам места среди элиты!

Остаётся выяснить, как богатый человек должен вести себя с себе подобными.

Вполне ясно, что любой неудачник, может заиметь большое состояние. Случайно. Так же вполне естественно, что грешник, может сколотить своё состояние на воровстве, грабеже и прочих преступлениях. По догмату, эти люди были изначально предназначены в ад. Как отделить их от тех, кто честным трудом поднялся вверх?

Ответ – никак.

Такой же ответ можно получить и с несколько другой стороны.

По протестантскому догмату только Бог один заранее знает, кто будет спасён. Следовательно, никто никогда не может расслабляться аж до самой своей смерти. Не может расслабляться, так как неудачник, предназначенный в ад, может потерпеть поражение в любой момент своей жизни. То есть богатый может так же стать бедным в любой момент, если он предназначен в ад. Поэтому любой протестант на заре капитализма трудился как проклятый непрерывно и лихорадочно накапливая богатство. Поэтому так же, любой индивид не мог расслабляться и среди себе подобных «успешных», так как и среди них вполне вероятны были «отверженные».

Периодические «падения» состояний, и моральное падение некоторых состоятельных буржуа, весьма часто «подтверждали» данное положение.

Следовательно, даже среди богатых, индивид ни в коем случае не должен расслабляться, а строить свою жизнь на принципах бесконечной холодной войны всех против всех. Определить, кто среди них такой будущий отверженный – может только бесконечная конкуренция.

Но совсем не взаимодействовать человек в обществе не может в принципе. Как наладить взаимодействие, и максимально обезопасить себя от возможных происков злонамеренных людей?

Ответ здесь единственный: составить договор юридически, чтобы после, в случае нарушения его противной стороной, можно было взыскать ущерб.

Отсюда так же следует то, что должен существовать гарант договора – третья сторона – которая должна следить за праведностью деятельности каждой из договаривающихся сторон. Причём не только следить, но и иметь возможность наказать отступника. Силой возместить ущерб за счёт неправедно поступившего.

Эта третья сторона и есть государство. Так же освящённая протестантской религией часть общества.

То есть в Западном обществе, государство это институт, основанный на общественном, индивидуальном договоре каждого, и призванный следить за тем, чтобы холодная война индивидов всех против всех не переросла в «горячую» фазу.

Ведь если нет гаранта, который следит за соблюдением договоров, то единственный способ взыскать у обидчика ущерб – становится применение силы. В том числе и вооружённой.

Хорошо налаженный механизм взыскивания ущерба через государство, удержание войны граждан гражданского общества в «холодной» фазе и есть то, что называют «правовым государством» или «правовым обществом».

Для тренировки применения только что полученной информации можете проанализировать с этих позиций американский кинобоевик-вестерн. Там очень хорошо видно, как ведут себя индивиды в конкурентной борьбе на выживание без присутствия гаранта в виде государства.

Это разделение общества на людей-индивидов, начало между ними конкурентной борьбы «всех против всех», как вы видите неизбежно, в процессе самоорганизации породило так же такие понятия и структуры как «гражданское общество», «правовое общество». А так же всё остальное что прямо или косвенно из этих принципов и понятий вытекает.

Если нет Морали, то для того, чтобы новоявленные паучки не перебили друг друга в своей банке-государстве, необходимо было, ввести ВНЕШНИЕ ПО ОТНОШЕНИЮ К ИНДИВИДУ законы, которые бы заставляли не резать сопернику глотку, а пытаться договориться.

Культ Закона Юридического в купе со страхом быть убитым в конкурентной борьбе породил «правовое государство», а не какие-то Моральные Принципы, как думают многие наши интеллигенты-западники. (Последнее заблуждение – яркий пример того, как переносится собственный культурный стереотип туда, где ему не место).

Индивидуализм и необходимость постоянно договариваться со всем и вся породило так же ещё и «гражданское общество». Что есть что, если забыли – посмотрите выше. Для хорошего понимания даже желательно, чтобы посмотрели ещё раз.

Небольшое отступление: «Благодатная Европа»

Почему же в Европе, до совсем недавнего времени, были в моде несколько иные принципы? Почему в её культуре, осуждение стяжательства очень долго продержалось? И продержалось, и выразилось, в конце концов, в такой форме как понятие «социального государства»?

Всё очень просто.

Причины здесь следующие.

Во-первых, в США протестантизм развивался неограниченный ничем, так как туда в основном эмигрировали именно протестанты, гонимые на родине. Гонимые не в последнюю очередь по религиозным мотивам. Поэтому в США протестанты составили большинство, и так как в условиях «освоения» «Дикого Запада» большинство из них не было связано никакими особыми ограничениями морального или правового порядка, то и эволюция их идей пошла в сторону откровенно нездоровую.

Были уничтожены почти все местные племена – уничтожены физически. До последнего человека. И женщины, и старики и дети. Так как они занимали те самые земли, которые нужны были для поселения всё прибывающих из Европы новых поселенцев.

Не в последнюю очередь эти племена были уничтожены и из-за откровенно расистских убеждений протестантов о «неполноценных народах».

В частности, появление и буйный расцвет данной теории в США того времени не в последнюю очередь связан именно с практической необходимостью идеологического и правового обоснования уничтожения коренных народов и захвата «пустующих» земель[39].

Второе обстоятельство связано с первым.

Если большинство самых ярых протестантов «свалило за океан», то в благодатной Европе, их влияние сильно поуменьшилось.

Так как «свято место пусто не бывает», то их нишу заняло и долго удерживало такое религиозное течение в христианстве как католицизм. А католицизм весьма сильно, по началу[40], стеснял некоторые поползновения нарождающегося Хищника и Паразита.

Третье обстоятельство – возникновение в начале XX века Советского Союза.

Возникновение этого государства дико напугало Паразита, так как своим существованием и очень успешным развитием предметно показало, что целый народ МОЖЕТ жить без паразитов, именующих себя незаслуженно «элитой». Но не только может просто жить, но и построить экономику В РАЗЫ по эффективности превосходящую экономику Паразита – рыночную экономику.

Уже в шестидесятые годы двадцатого столетия западными же экономистами был выведен один очень любопытный и весьма удручающий для Запада закон, который прочно «забыли» наши российские реформаторы. Звучит он примерно так: «Плановая экономика (экономика советского типа прим. авт.), МОЖЕТ опуститься в своей эффективности до эффективности рыночной, но рыночная подняться в своей эффективности до эффективности плановой – НИКОГДА!»[41].

Чисто количественно этот закон выражается так:

Максимально возможный прирост в экономике рыночного типа – 3% в год, а минимальный прирост в плановой – 8% в год (максимальный – 15%).

Пример Советского государства очень вооружил всех трудящихся мира. Он дал возможность давить на предпринимателей, вынуждая их идти на очень неприятные для них меры – создание институтов социальной поддержки, которое стало впоследствии называться «социальным государством».

Эти веяния коснулись практически всех стран Паразита. Но Паразит вывернулся очень ловко: он спихнул основную нагрузку по созданию материальных благ для собственных рабочих на страны «третьего мира», резко усилив эксплуатацию этих «отсталых» стран.

Сейчас же, в связи с уничтожением Советского Союза, идёт активный демонтаж той самой системы социальной поддержки – социального государства, – что был построен под давлением страха в «элите». Причём демонтаж ускоренный и лихорадочный. Демонтаж во всех странах Запада. Идёт под предлогом «неэффективности» и «нерыночности» таких льгот. Рабочее движение деморализовано крушением Советского Союза и особого сопротивления не оказывает. Отдельные акты отчаяния с их стороны никак на общую обстановку не влияют.

Обратите внимание, что инициатором демонтажа социальных благ – как идейным, так и практическим, – стали США. Именно оттуда пришли те самые «экономические теории» (так называемая «Гарвардская Школа») по которым всё это и ломается. Именно США своим политическим и экономическим давлением вынуждает все ему подчинённые страны следовать тому, что они желают.

Но как бы то ни было, именно в Европе, благодаря совокупному влиянию всех трёх вышеперечисленных обстоятельств, идея социального государства оказалась наиболее живучей.

Например, то, что нет в «самой великой демократии всех времён и народов – США» и есть в Европейских странах: В США вся медицина и всё медицинское обслуживание – платное.

Без исключения.

Никаких социальных льгот для кого бы то ни было.

В США вызов машины «Скорой помощи», вне зависимости от случая стоит 2000$. Все операции платные. Обычным делом является стоимость операции в 30 000-40 000$. Сложная операция обычно стоит 100 000-150 000$.

За любой визит к врачу надо платить, и платить много – четверть средней зарплаты. Страховку может позволить себе сделать только человек, у которого среднемесячный доход выше 4000$ (при средней по стране зарплате – 2400$). Это значит, что почти треть населения не имеет возможности получить и часто никогда не получает какой-либо квалифицированной медицинской помощи.

По этому параметру «социалки», даже в настоящее время всеобщего развала, Россия до сих пор превосходит США![42]

Этот факт так же очень тщательно скрывается от населения России.

§4. Успех и стяжательство

Но вернёмся, всё-таки к стяжательству.

Из облагораживания и оправдания стяжательства напрямую следует и главный принцип Западной экономики – принцип получения максимальной прибыли. «Всё морально, что приносит прибыль, и всё аморально, что этой прибыли не приносит!»[43]. Но прямо из этого, кстати, следует, что самый «высокоморальный» стиль деятельности имеют мокрушники, медвежатники, и прочая уголовная публика, так как норма прибыли в их деятельности максимальная.

Вам это ничего не напоминает?

Если нет, то напомню (не всякий ныне внимательно следит за тем, что иногда наша власть в массы кидает).

Ныне в нашем государстве идёт речь о «легитимации незаконных доходов». То есть о том, чтобы то, что нажито откровенно преступным путём – сделать легальным. Это ныне делается очень осторожно, чтобы не спугнуть нас, людей ещё помнящих Закон и Право. У которых, под действием пропаганды, ещё не выветрились мораль и нравственность.

Это делается пока в виде «прощения» тем, кто вывел капиталы за границу (естественно для их «отмывания»), а так же попыток придания законного статуса деятельностям, которые весьма недавно считались незаконными – например проституции и наркомании.

§5. Презрение к «неудачникам»

Следующее следствие из протестантизма – это презрение к «неудачникам». Вполне естественное следствие, как видно из вышеприведённого разбора.

Раз каждого Бог будет спасать по отдельности, то совершенно незачем заботиться о тех, кто рядом: если они должны быть спасены – они будут спасены, а всякие прочие «неудачники» не стоят заботы тем более – им всё равно предопределён путь в ад.

Так же неудачники, являются по догмату средоточием всех пороков. А за пороки надо человека презирать. Не только за то, что он просто «неудачник».

То есть по догмату, принадлежность к части людей поражённых пороками определяется не по действительным и видимым качествам самого человека, – по доказуемым фактам, если говорить языком юридическим, – а по самому только факту принадлежности к социальному слою малоимущих. Уже предполагается, что если данный человек относится к «неудачникам», то по определению, он им стал благодаря какому-то определённому пороку. Чаще – всем сразу.

Порочным человек уже будет считаться только по самому факту принадлежности к малоимущим.

Нет надобности говорить, что данный взгляд на мир слишком упрощён и, следовательно, очень далёк от реальности. И примеры этому бесчисленны. Примеры того, когда весьма достойные люди опускались на самое социальное дно только по тому, что не были порочны, и не могли поступать подло и низко. И наоборот, очень «успешными» становятся при рыночной экономике, как правило, лица совершенно аморальные и порочные.

Кстати, это качество Западного общества – приписывать изначальную, генетическую порочность малоимущим, – очень хорошо прописано в их же художественных фильмах. Раньше, лет так пятнадцать, двадцать назад в боевиках присутствовали отщепенцы Западного же социального дна.

С началом глобализации, и началом массового сопротивления по всему миру этому процессу (в том числе и вооружённому), злодей в их фильмах – чаще всего «арабский террорист» или мафиози, выходец из бедной арабской страны, и/или социального дна этих стран. Чем более злобный террорист или мафиози попадается в фильме – тем ниже по социальной лестнице он занимает место.

В этом стереотипе отрицательного героя так же проявляется то, что западные страны переносят «социальное дно» со своего мира на страны третьего мира. По их представлениям, раз они нищие – следовательно они «неудачники», лодыри, и вообще типы весьма отрицательные. Во всех отношениях.

Отсюда же и презрение к любому представителю стран третьего, а ныне и бывшего второго, мира, со стороны типичного западника.

Так же типично и презрение типичного русского западника, например представителя политического движения СПС или Демократического Союза, ко всему народу России. Меня эта их черта всегда очень сильно задевала, пока я не разобрался в её истоках.

Презрительное название для нашего народа – «совки», далеко не единственное проявление их отношения ко всем нам. Эти господа уже по факту принадлежности к правым, прозападно-ориентированным партиям, причисляют себя к представителям Запада, но не «аборигенной культуре». По этому они считают себя заведомо выше «всяких прочих» и на этой основе считают возможным их презирать, третировать и даже ненавидеть. Ненавидеть за один лишь факт приверженности к родной культуре.

Многие из правых, например, так же как и такая одиозная фигура как В. Новодворская, вообще не скрывают своей ненависти к советскому государству и советскому (а ныне российскому) же народу. Новодворская не раз публично высказывала мнение, что неплохо было бы «всё здесь разрушить и уничтожить»[44].

Такое отношение к «неудачникам» в Западном обществе порождает так же и ответную реакцию. Реакция, как правило, вполне предсказуемая – попытка вырваться со дна любой ценой. А цена здесь может быть воистину любая. Нет такого преступления, на которое не пошёл бы вконец отчаявшийся человек.

Развитию такого крайнего отчаяния способствует вся атмосфера Западного общества, пронизанного всё тем же презрением к нижестоящему. В этом отчаянии – одна из основных причин настолько высокого уровня преступности в западном обществе.

Нигде в другой стране, не принадлежащей системе Западного капитализма, такого уровня преступности нет даже и близко. Тот пример, что у большинства ещё на памяти – Советский Союз.

Весьма достопримечательна с этой стороны любая Голливудская кинокартина-боевик, про террористов. Как бы не была бы для нас, россиян, нереальна картина, но если предположить всего лишь одно то, что такие люди вполне могут появиться (террористы, нацеленные только на разрушение и убийство) именно в атмосфере презрения к «неудачникам», то всё становится на свои места.

Такой фильм уже можно смотреть как вполне реальное обличение Западного общества.

В самом деле, если учесть, что презрение не только действует угнетающе на такого «неудачника», но так же и лишает его каких бы то ни было шансов на восхождение к лучшей жизни, то для такого индивида, путь тотального озверения на всё общество, вполне разумен и логичен. А для сильной личности во многом ещё и неизбежен. Сильная личность с положением презираемого изгоя вряд ли смирится.

Если эту личность, конечно, перед этим не сломают.

§6. Комплекс неполноценности как национальная идея

Как же действует эта самая атмосфера презрения в обществе, и какие она имеет следствия ещё?

Как ни странно, но само стремление к успеху в такой атмосфере трансформируется в весьма уродливые формы.

Постоянное стремление к успеху имеет вполне закономерный эффект в области массовой психологии, а именно массовое же распространение комплекса неполноценности.

У каждого члена Западного общества постоянно перед глазами образец и эталон жизни. Этот образец и эталон срисовывается, естественно, с самого верхнего слоя общества. С самых верхних десяти процентов.

Эти самые люди в глазах остальных имеют статус «успешных». Их образ жизни постоянно рекламируется и показывается. В художественных фильмах и коммерческой рекламе.

Все остальные, пытаясь достичь хотя бы приблизительно того блеска, который им показывают через средства массовой информации рано или поздно осознают тщету своих усилий. Всё дело в том, что эти самые десять процентов успешных представляют собой касту, вход в которую для большинства закрыт. Преодолеть порог по доходам, для того, чтобы попасть в эти самые десять процентов удаётся разве что одному из тысячи. В немалой степени из-за того, что практически все богатые люди Америки объединяются по клановому принципу, объединяются в «семьи», и между ними действуют всё те же родственные узы и отношения. Те самые отношения при которых на «нужные» посты назначается не кто-то посторонний и очень успешный, а тот, кто является родственником.

Не секрет, что президентом страны может стать только лицо, принадлежащее именно к одному из старых олигархических кланов! Для того, чтобы в этом убедиться достаточно проверить то, к каким именно «семьям» принадлежат все президенты США за последние хотя бы 100 лет. Всегда обнаруживается то, что в «списке» вертятся всегда одни и те же.

Всем остальным, какие бы они ни были все из себя успешные и умные – «не светит».

Осознание этого факта – что «тебе вряд ли светит», – действует на всех крайне угнетающе и порождает всеобщее распространение комплекса неполноценности.

У нас в России этот комплекс пока что очень слабо распространён, и его можно наблюдать только у очень небольшого количества молодых индивидов. Преимущественно тех, кто поражён «западнизмом». Так что для нас это очень большая экзотика.

А действует этот комплекс на своего обладателя очень и очень скверно.

Невозможность самому подняться над общей массой себе подобных «неудачников» толкает его обладателя на поиск того, кого можно унизить – опустить ниже своего уровня – для того, чтобы возвыситься самому. Возвыситься хотя бы в своих собственных глазах и хотя бы на миг почувствовать себя «победителем».

Такую возможность представляют ему те, кто в силу обстоятельств потерпел крах. Финансовый, деловой. Эта ситуация провоцирует весь «паучатник» на вполне конкретную реакцию – всеобщее презрение. Такое презрение, что оно провоцирует всех не только на выражение его в какой-то словесной форме, но и в конкретных унижающих «неудачника» действиях[45].

Это самое презрение ложится на его обладателя как несмываемый знак, клеймо, и начисто лишает такого человека какой-либо возможности, когда-либо вообще подняться. Для того, чтобы подняться, ему нужно будет с кем-то иметь дело. Но никто с ним иметь дела не захочет – на нём знак неудачника!

Таким образом, сама социальная среда порождает вполне конкретный слой «отверженных» – питательную среду для «немотивированной преступности» в частности, и общей преступности вообще.

Эти механизмы действуют на всех этажах данного общества. «Неудачники» в любом случае будут бороться за «свой кусок пирога». Их всегда намного больше, чем «успешных», а это значит, что на одного смирившегося со своей участью «неудачника», придётся несколько тех, кто не смирится никогда. Следовательно, для каждого «праведника» обязательна борьба с этими самыми «неудачниками». Он должен доказать и себе и другим (прежде всего именно себе!), что он принадлежит именно к числу «спасённых».

(Прежде всего именно себе. Как показал М. Вебер на ранних стадиях развития капитализма, неустанная работа, работа на износ призвана была глушить в человеке дикий страх от осознания того факта, что будущее у него совершенно не гарантировано, что «за гробом» он далеко не факт что попадёт в число праведников и, следовательно, в рай.)

Вполне естественно, что такая борьба будет весьма острой. Чтобы она не перерастала в откровенную вооружённую борьбу за власть и деньги, её узаконили и назвали «конкуренцией».

Узаконили для того, чтобы ввести её хоть в какие-то разумные рамки. Отсюда так же следует более ясное определение конкуренции как узаконенной «войны всех против всех».

Презрение к неудачникам так же имеет функцию выбраковки человеческой популяции. Причём выбраковки очень мерзкой по своим качествам, с точки зрения русской культуры.

Она, перенесённая на почву традиционного общества, «выбраковывает» прежде всего тех, кто твёрдо стоит на морально-этических принципах нормальной цивилизации. Навязанные, как правило, сверху, рыночные отношения в таком обществе приводят к тому, что наверх выбиваются самые «энергичные». То есть те, у кого хватает духу порвать с материнской культурой, наплевать на интересы и ближнего и общества в целом.

Ведь все отношения, в том числе и экономические в традиционном обществе очень жёстко регламентированы. Регламентированы, чтобы обеспечить жизнь как можно большего количества людей.

Если внедряется культура основанная на личной выгоде, то выгоды общественные, естественно, отходят на второй план. Отсюда и следствие для таких индивидов – как можно меньше обращать внимания на то, что не относится непосредственно к выгоде собственной.

Это провоцирует таких индивидов сначала к игнорированию интересов большинства (если это приносит ему определённый денежный дивиденд), пока что в рамках закона. Но как только таких индивидов становится много, то и борьба так же смещается в сторону всё большего конфликта с законом. Сама обстановка конкуренции поощряет на поиски обходных путей и лазеек в законе.

Так как правовое общество основано на приоритете юридического права, то среди таких индивидов моральный закон всё более и более игнорируется. Таким образом, в обществе всё больше утверждается группа людей, которые всё более отвечают определению как аморальные. С такими конкурировать на равных можно только опустившись на их моральный уровень – забыв все понятия «честно-нечестно», «праведно-неправедно». Любой высокоморальный человек в такой среде будет неизбежно осмеян как «лох». Так как его обжулит, обставит и разорит любой из этой компании. Моральный человек в таком обществе не имеет никакого шанса. А это значит, что он «неудачник».

В результате осмеянию будут подвергаться ВСЕ люди, сколько-нибудь моральные, как «лохи» и «неудачники», не способные «крутиться», и «зарабатывать деньги».

Вполне естественно, что в таком обществе, подвергшимся атаке рынка, мораль отмирает, заменяясь юридическим законом и правом сильного.

В рыночном обществе, «выбраковываются», прежде всего, носители и хранители культуры. Выбраковываются, так как они главное препятствие на пути установления аморального, «правового общества». Главное препятствие безудержной конкуренции.

§6. Расизм

Почему-то мало кто замечает, что всё вышеописанное прямо порождает и такое чисто Западное явление как расизм. Ведь прямо из догматов следует, что всё человечество изначально поделено на две неравные части – праведников и грешников. Последние как бы и не относятся к роду человеческому! Они средоточие всех мыслимых и немыслимых пороков. Они грязь! И нечего с ними церемониться.

Ведь как определить полноценная перед тобой раса или нет? По догмату – элементарно! Если раса добилась больших успехов в области чисто западной экономики – это нормальная нация, а если нет – это недочеловеки. А возможно и вообще не люди. Так, двуногие, прямоходящие, разумные, но животные. Одним словом – зверьё годящееся разве что на истребление.

Последнее выделение фразы «чисто западной экономики», не случайно.

Наши «доблестные» прозападные идеологи именно этого акцента в оценках со стороны западной цивилизации стараются не замечать. Ведь, кроме акцента на «экономике» и «деньгах», существует акцент просто на Жизни! Именно такой акцент в оценках соседей характерен для всего остального человечества. В канонах традиционной культуры, главное не «прибыль», «успех» и прочие фетиши западной цивилизации, а просто жизнь как она есть. Не безудержный и чудовищно гипертрофированный гедонизм[46], а принцип избегания страданий. А это прямо противоположные принципы.

Но и это не главное.

По любому религиозному догмату, признаком следования той или иной религии является соблюдение её обрядов и следование её идеологии.

По той же религии все, кто не следует её канонам – грешник. А значит отверженный. Ясное дело с массовым распространением атеизма роль протестантской религии очень сильно поуменьшилась, но её место заняла идеология «рыночных отношений» и «рыночной экономики», которая, так же как и протестантизм в современном Западном обществе, во многом исполняет роль именно религии.

Поэтому, если японцы следуя рыночной модели экономики достигли каких-то определённых успехов, то они «свои». Они «правильный народ». А если кто-то добился успехов применяя какую-то другую экономическую модель – это «Империя зла». Здесь действует на подсознательном уровне убеждение типа: «Если за нашей Системой Бог, то любой добившийся успеха в рамках этой Системы – праведник. Если же существует ДРУГАЯ Система в рамках которой так же кто-то добивается успеха, то эта система явно от Сатаны – только Сатана может конкурировать с Богом. А раз так, то успешный, в рамках «чужой» Системы, человек – исчадие Ада!».

Так же и наоборот: если данному народу, данной стране рыночные отношения подходят как корове седло и этот народ, поэтому, непреуспевает на ниве рыночной экономики, то тут же со стороны Западных советников раздаются стенания, мол этот народ «слишком отсталый», «слишком патриархальный» и вообще «генетически неспособен воспринять модели прогресса и процветания». Таких, «списанных со счетов прогресса» стран и народов, ныне набралось как бы не ¾ всего населения земного шара.

С точки зрения любого нормального русского, все эти стенания западных советчиков суть стенания плохого танцора, которому известно что мешает. Это видно и давно известно всем. Но, тем не менее, они продолжают старательно придерживатьс

я всё тех же своих рыночных догм и принципов, «оцивилизовывая» очередную страну. Даже если перед этим «оцивилизовыванием» эта страна была вполне нормальной и процветающей.

Запад следует этим вполне догматически-религиозным принципам настолько последовательно и аккуратно, что для меня самого загадка: как это свойство их идеологии и политики до сих пор уходит из поля зрения и политологов и экономистов?

Именно не научным, а догматически-религиозным!!!

Последнее особенно поразительно, так как принадлежность к политологам и экономистам предполагает и принадлежность к «научному сословию», а раз так, то и следованию вполне научному стилю мышления прямому антагонисту мышлению догматическому.

Но, тем не менее, очень многие, особенно наши «рыночники» и «правые», с ретивостью религиозных неофитов рассуждают на темы вполне расистские – обсуждая вслед за западными учёными «генетические изъяны» тех или иных народов, не желающих воспринимать западную антагонистическую модель общества и строить на своей земле «рыночный рай».

Эти «рыночники» и «правые» совершенно не замечают того, что ЭТО, во-первых, чистокровный расизм и во-вторых, расизм, возведённый в ранг догмы.

Религиозной догмы.

Самое страшное здесь в том, что списав со счетов прогресса ту или иную страну, тот или иной народ, Запад начинает относиться к ним как к крысам. Крысам, которых надо бы всех изничтожить, но вот проблема КАК?

Рождаются и тут же начинают рьяно претворяться в жизнь изуверские геноцидные ПРОГРАММЫ УПРАВЛЯЕМОЙ ДЕГРАДАЦИИ, цель которых, что уже ни для кого не секрет, «освобождение стран и территорий от лишнего населения»…

Такая программа, точнее серия программ, действует по отношению ко всем странам бывшего СССР. Она ни для кого не секрет! Кроме, разве что нашего дражайшего президента Путина.

Дело Адольфа Шикльгрубера живёт и побеждает!

Глава 6. Рынок, рынок и «рынок»

§1. Сплошные заблуждения…

Из конкуренции, индивидуализма людей-атомов порождаемых культурой протестантизма, из принципа достижения успеха прямо вытекает и такое понятие как «рынок».

«Рынок» – это не наш базар, как многие, к сожалению, его понимают. И это так же не «рынок товаров», который был всегда и везде. Рынок, по определению это система общественных отношений, которая сорганизует дерущихся «всех против всех» в конкурентной борьбе индивидов для определения степени успешности такой борьбы.

Да и сами посудите: если общество Запада есть общество индивидов находящихся в процессе «войны всех против всех», если главная цель для каждого – это достижение успеха, то должна существовать и арена для такой войны. То есть должна существовать некая общественная структура, которая для всех и каждого являлась инструментом определения степени успешности деятельности каждого из дерущихся. Тот механизм, который в полном соответствии с их идеологией, выбраковывал бы неуспешных, обрекая их на гибель[47].

Вполне естественно, что для того, чтобы индивиды не дошли до смертоубийства, должна существовать структура, которая их бы от этого удерживала. Следовательно, для рынка необходима посторонняя сила, которая бы удерживала бы рынок в рамках «цивилизованной борьбы».

Эта сила есть государство. Государство не какое-нибудь, а именно правовое. С культом именно юридического права, а не морального.

Не морального, а юридического, так как в условиях главенства морали, ни о какой конкуренции и речи быть не может.

Отсюда рынок, это структура, тесно переплетённая с такими явлениями как «гражданское» и «правовое общество». Без них рынок существовать не может. Обратное утверждение, что гражданское и правовое общество не может существовать без рынка так же равносильно первому.

Это так же означает, что привить на почве традиционного общества, с его приматом морали, такую структуру как рынок равносильно усилиям привить антилопе рыбий хвост.

Результат будет однозначным: либо традиционное общество сохранится и уничтожит рынок с его носителями или, наоборот, будет разрушено традиционное общество и уничтожены его носители.

Обратите внимание! Рынок, это инструмент для определения степени успешности деятельности конкретного индивида (человека-атома), в конкурентной борьбе на выживание! Ведь при рынке «выживает сильнейший»!

Здесь есть что-нибудь из тех понятий, что обычно вкладывается человеком коллективистского самосознания?

Ведь по коллективистской этике успех одного это успех общий, а успех коллектива это успех каждого! А раз так, то где здесь присутствует эта самая конкурентная борьба? С кем борется за выживание член коллектива и солидарного общества, и с кем борется на выживание тот же самый коллектив? Коллектив, который является сам членом, но более высокого порядка, того же солидарного общества? Сам с собой?! Бред!

Так что если нам внушали что в России рынка никогда не было, то это истинная правда! Наши люди принципиально не хотели драться друг с другом за выживание. Это прямо противоречило нашей исконной культуре. Теперь же нас активно стравливают. Как собак на ринге. Чтобы получить всё тот же рынок. А мы, «дурные», совсем не хотим этого «светлого будущего»!

Даже сейчас, когда вдруг доходит до дележа чего-то в трудовом коллективе, той же премии или гранта в лаборатории, то делят не по старшинству или «успешности», а поровну – «по справедливости»! Справедливость как принцип до сих пор у нас в народе – принцип главнейший.

§2. ПРОИЗВОДИТЕЛЬ всегда прав!

(рождение манипуляции сознанием)

Говорят, что на рынке главное действующее лицо это потребитель, что «потребитель всегда прав».

Так ли это?

Действительно, когда-то, на заре существования капиталистического общества существовало такое понятие. Тогда считалось, что спрос диктует предложение. Это означало, что потребитель своим спросом определял ЧТО ДОЛЖЕН ПРОИЗВОДИТЬ тот или иной капиталист. Товар не пользующийся спросом не находил сбыта и производитель разорялся.

Но уже тогда было найдено противоядие от такого поведения потребителя. И найдено оно было вполне закономерно и неизбежно. Само общество конкурентной борьбы диктовало логику развития средств оболванивания населения.

Разберёмся через следствия, чтобы всё было понятно. Понятно и что это за противоядие, и как оно было выработано конкурентным западным обществом.

Итак, предположим, что вы, читатель, капиталист-производитель.

Вы произвели некий продукт. Но, неожиданно для себя обнаружили, что продукт вашего конкурента пользуется спросом, а ваш не пользуется. Над вами нависла реальная угроза либо очень серьёзных материальных потерь, либо вообще банкротства.

Смиритесь ли вы с такой перспективой?

Вряд ли.

Ведь если вы разоритесь, то в глазах всего общества станете неудачником и очень быстро опуститесь на самое дно общества, с которого вам уже никогда не подняться[48].

Поэтому, вполне естественно, что вы приложите максимум усилий для сбыта своей лежалой продукции. Причём для этого будут хороши все средства – от криминальных до вполне легальных.

Криминальные варианты опасны, следовательно, поиск стимулируется в тех областях, которые в конфликт с существующим законом не входят.

Какой из некриминальных вариантов наиболее доступен?

Реклама!

Поэтому, вы приложите максимум усилий по рекламе своего товара, чтобы создать у потенциальных потребителей наибольшее желание покупать именно его. Ведь товар вашего конкурента уже пользуется популярностью и хорошей репутацией.

Как можно выставить свой товар лучшим, чем у конкурента?

Существует несколько основных способов.

Способ первый, самый очевидный – создать мощную антирекламу товару конкурента, для того, чтобы у всех создалось впечатление, что ваш товар лучше товара конкурента по той причине, что указанными в антирекламе недостатками не обладает.

Для этого можно даже сделать так (вариант 1.а): скрыть недостатки своего товара и резко выпятить недостатки товара конкурента.

Вариант 1.б: выпятить достоинства своего товара противопоставив их недостаткам товара конкурента.

Вариант 1.в: прямая дезинформация о товаре конкурента (дискредитационная) и ложь о достоинствах своего собственного.

Второй способ. Так же прямолинейный.

Создать мощную положительную рекламу своему товару, без упоминания товаров конкурентов.

Третий способ, более хитрый. По нему надо создать у потребителя ощущение, что ваш товар более престижный, чем товар конкурента. Забота о создании престижности вашего товара – ваша забота[49].

Вполне естественно, что этими вариантами реклама не ограничивается. Приведено в основном то, что приходит по этому поводу на ум первым.

Очевидно?

Да очевидно. Но это ещё не всё!

Предположим, что ваша рекламная акция удалась, и вы сбыли свой лежалый товар худшего качества, чем у конкурента.

Конкурент понёс некоторые потери, но не разорился. Теперь он уже очень злой и умный. Он видел вашу рекламную компанию и оценил её достоинства. Примет ли он рекламу себе на вооружение?

Конечно.

И не только примет, но и подумает о том, чтобы его реклама стала впоследствии лучше вашей.

Вопрос: Как это сделать?

Ответ: Обратиться к специалистам, которые бы могли научно исследовать восприятие тех или иных методов пропаганды и внушения на массовую публику.

Вопрос: Что это за специалисты?

Ответ: Психологи, психоаналитики и психиатры.

Чтобы не быть «обойдённым на повороте», вы, как предприниматель, смотрящий в будущее, также воспользуетесь их услугами, и гонка станет бесконечной.

Пока не дошло, к чему всё идёт?

А идёт всё к тому, что психологи рано или поздно предложат (рынок ведь – их знания и умения покупаются и продаются!) такие методы, которые бы действовали на подсознание клиента.

То есть, будут предложены те методы, которые начисто исключают рациональный выбор.[50]

Вопрос: Кто будет в этих условиях диктовать свою волю: производитель или потребитель?

Ответ: Производитель и только он! Потому что это уже не реклама как таковая, назначение которой проинформировать потребителя о наличии какого-то товара, а массовое внушение, с целью навязать потребителю вполне конкретный выбор товара или услуги.

Вопрос: Какой производитель в таких условиях окажется наиболее конкурентоспособен?

Тот, кто обладая бóльшим количеством денег может заказать специализированные исследования в крупнейших научно-исследовательских центрах и организовать, с использованием их результатов, наиболее шумную компанию в средствах массовой информации.

То есть можно смело утверждать, что:

«Современная реклама есть рынок по массовому внушению и навязыванию выбора».

Примеры рекламы действующей через подсознание бесчисленны.

Возьму первый попавшийся.

Посмотрите на бутылку (именно стеклянную бутылку!) из-под «Пепси», «Спрайта», или «Кока-колы». Большинство из них будут иметь вполне конкретную форму – округлое утолщение в верхней половине и расширение к основанию. Приглядитесь к ней внимательно. Эта форма вам ничего не напоминает?

Большинство мужиков, как правило, отвечают на этот вопрос весьма дружно: «Даму с пышным бюстом, одетую в платье до пят».

За что вы держите свою любимую даму (жену или подружку, если вы ещё не женаты) например, гуляя с ней?

За талию.

А за что вы держите, откупоривая вышеупомянутую бутылку, для того чтобы выпить вожделенный напиток?

Тоже за «талию»!

К тому же откупоривание ТАКОЙ БУТЫЛКИ и потребление её содержимого (это вам любой грамотный психоаналитик скажет!) ассоциативно, на уровне подсознания, соответствует «покорению», «раскрутке» (процесс откупоривания) и половому акту (процесс потребления)!

Таким образом, дизайнер формы бутылки, с подачи психоаналитика, завязал желание испить напиток на инстинкт продолжения рода.

На нормального русского, такая завязка в основном – что слону дробина (психика здорова и стабильна), а на западоида с его вечной сексуальной озабоченностью – действует убойно.

Покрутив головой на улице или посмотрев внимательно рекламные ролики, вы можете нарыть массу подобных примеров.

Но вернёмся к нашему примеру с возникновением и развитием рекламы.

Введение в рекламу психологических приёмов, как вы видите, лишает потребителя свободы выбора. Чем дальше совершенствуются психологические теории и модели, тем в большую зависимость от рекламы попадает её потребитель.

Ныне потребителем на Западе рулят, как хотят и он не пикнет. Реклама стала более чем многослойным явлением.

Она охватывает все стороны жизни на всей её протяжённости от школы до могилы и не ограничивается только пропагандой через СМИ и уличные плакаты. Она стала частью того, что на Западе можно назвать масскультурой. Всё подчинено тому, чтобы потребитель потреблял только то, что ему навязывается.

Но как вы можете предположить из вышеприведённого примера, реклама на товарах и услугах не ограничивается.

Представьте себе, что некий господин, хочет попасть во власть. А власть, как известно, это деньги. Большая же власть – большие деньги.

Какой из предпринимателей не мечтает о больших деньгах?

Вполне естественно, что кто-то переходит в эту область «бизнеса». Для получения ещё больших денег.

Как убедить избирателей, чтобы они за него проголосовали?

Ответ: Убедить и/или обмануть.

Но, естественно, что и обман и убеждение, должны быть достаточно УБЕДИТЕЛЬНЫМИ для как можно большего количества людей, чтобы они проголосовали за этого кандидата. Как этого добиться?

Естественно, что если в сбыте товаров очень хорошо действует реклама, воздействующая на подсознание, то почему бы не применить её и для рекламы политической? Ведь политическая фигура и его программа это такой же товар на рынке конкурентного общества, как и все другие. На рынке ведь всё продаётся и покупается: вещи, люди, идеи, совесть, политические программы и так далее и тому подобное. Верховодит же в этом обществе юридический, а не моральный закон.

Так и поступает любой из кандидатов куда-либо и на что-либо. Главное уже не то, что тот или иной кандидат из себя представляет, не то, что он за программу будет, придя к власти, осуществлять, а то КАК ОН СЕБЯ МОЖЕТ ПОДАТЬ!

Неизбежно отсюда и то, что тот, кто не может себя подать, в силу даже чисто природных данных (например, небольшой рост), имеет неизмеримо меньше шансов по сравнению с фигурой даже просто фотогеничной.

Так ныне выигрывают все нынешние президенты США. Обратите внимание, что все они обладают вполне фотогеничными обликами, высокого роста и обладают вполне прилично читаемыми артистическими способностями.

В этом очень яркий пример – голивудский актёр Рональд Рейган.

У нас в России ещё более яркий пример – Путин. Чисто интеллектуально сей деятель, по мнению очень многих людей (и автор здесь не исключение) – не выше платяной моли. Программы как таковой – нет и в помине. По деловым способностям – ему даже небольшой колхоз для управления предоставить страшно. Но, тем не менее, обладая фотогеничной внешностью, проникновенным голосом, он, при мощной раскрутке через СМИ, имеет гораздо больше шансов победить на очередных президентских выборах, чем кто-либо другой, но действительно достойный.

Если для рекламы политических кандидатов используются ТАК ЖЕ технологии, исключающие рациональный выбор, то о какой вообще демократии может идти речь?! И какая вообще может быть речь об обеспечении главной Свободы любого человека – Свободы Воли? НЕТ СВОБОДЫ ВОЛИ!

При таких технологиях ни о какой демократии, ни в её изначальном виде, ни в каком-либо ещё и речи быть не может! Это значит, что вся власть принадлежит тем, кто реально владеет деньгами, а все выборы и предвыборные гонки – шоу для простаков, которые, наглотавшись мозгопромывательных рекламных политических роликов, затем голосуют за «нужные идеи» и «нужного» кандидата.

Следовательно, на Западе как таковой демократии не существует. И не существует уже очень давно. Если народы не имеют выбора, если за них всё решает «элита», то это, извините, РАБСТВО.

Возникает весьма резонный вопрос: «А что мы тогда в России строим?».

Ответ следует из вышеизложенного прямо и нелицеприятно:

«Мы строим то же самое общество тотального рабства, что ныне существует на Западе».

Из нас так же последовательно делают рабов. Через рекламу, через всякого рода передачи и газетёнки, через выборы.

Нам говорили что, наконец, мы получили свободу. Мы потребители, и мы теперь диктаторы, которые будут указывать всей экономике, что она должна делать и что не должна. Мы строим «истинно свободное и демократическое общество». Общество власти народа.

Время очень предметно показало «кто в доме хозяин».

Так что тезис о главенстве потребителя – очень красочный миф, не имеющий под собой ничего. Ни в экономике, ни в политике.

P.S. Вас, кстати, не впечатлила мощь манипуляции сознанием на прошедших 7 декабря 2003 года парламентских выборах?

Она очень сильно напугала интеллигентов как из левого, так и из правого лагеря. Очень многих проняло!

До мозга костей.

Проняло, так как предметно продемонстрировало то, что из значительной части активных избирателей уже сейчас сделали вполне убеждённых РАБОВ. Когда абсолютное большинство народа, имея откровенно антилиберальные и антизападные убеждения, дружно голосует за ярого либерала и западника – комментарии излишни. Иррациональность их выбора, для стороннего наблюдателя была слишком очевидна!

§3. Традиционное общество против рынка

С рынком у нас в России связана тьма предрассудков и откровенной лжи. На последнем поприще очень постарались наши власть предержащие, с добровольными помощниками из правого лагеря.

В частности один из предрассудков состоит в том, что на наше традиционное общество можно привить «немножечко рынка».

Рынок, как я уже говорил, может действовать только как часть гражданского и правового общества и, поэтому, невозможно привить рыночные отношения в традиционном обществе без его разрушения.

Основа рынка – конкуренция. В традиционном же обществе в процессе его жизнедеятельности неизбежно объединение и кооперация всех заинтересованных лиц и установление «статус кво», после чего всякая конкуренция прекращается.

Кроме этого, как показала история, конкуренция со стороны кого-то в традиционном обществе, в частности в обществе крестьян, вызывает очень сильное неприятие и отторжение его адептов. Может дойти до того, что такому «конкурентному» члену общества будет нанесён сообща «неприемлемый материальный ущерб».

То есть его попросту разорят. Разорят именно потому, что, поступая своекорыстно, такой конкурентный индивид представляет реальную угрозу для всех членов общества. Угрозу, так как конкуренция (а не соревнование!) всегда это «игра с нулевой суммой». Если у кого-то, в результате конкуренции прибыло, то у другого, или чаще других, на столько же убыло.

Нам так же долгое время внушали, что рынок это механизм по определению через процесс купли-продажи реальной ценности, стоимости и потребного количества для общества того или иного товара. Но той же самой цели служит и план, в социалистическом государстве – это всего-навсего чисто механическая функция, присущая любой экономике, а не только рыночной.

Утверждается, что рынок определяет гораздо лучше, что нужно для общества. Но простейшее рассмотрение данного тезиса разрушает его до основания.

Какой товар будет иметь сбыт на рынке? Тот, что нужен, или тот, что обеспечен платежеспособным спросом?

На рынке, прежде всего, будет находить сбыт тот товар, который имеет платежеспособный спрос. Отсюда и следствие – если часть общества нуждается в данном товаре, но неплатежеспособна – это её проблемы. Для рынка неплатежеспособный спрос – не существует!

Далеко за примерами ходить не надо.

Для наших пенсионеров, для многих из них, необходимы многие, в том числе и дорогие, лекарства. Но эта часть общества неплатежеспособна. Следовательно, они обречены на умирание по той причине, что заплатить за лекарства не могут. Это рынок!

Как поступит в этом случае общество нерыночное?

Оно обеспечит всех нуждающихся, вне зависимости от их платежеспособности необходимым товаром.

Так во время Великой Отечественной Войны обеспечивались питанием детские дома – по необходимому для питания детей количеству.

Так же поступало советское государство всегда, пока существовало.

Именно отсюда, исходя не из платежеспособного спроса, а из необходимости для всего народа у нас были и бесплатное образование, и бесплатная медицина, и льготы престарелым и многое, многое другое.

Для традиционного общества – главная ценность не прибыль, а Жизнь! И именно из необходимости обеспечивать, прежде всего, жизнь и исходит нормальное традиционное общество.

Рынок же определяет что нужно только через платежеспособный спрос, который определяется в основном через продажу товара в магазине. Кто не имеет денег – для рынка не существует.

Также сюда, в эту функцию не входят такие вполне рыночные структуры как «финансы», биржа, политические партии, государства и их правительства, которые вполне могут сделать так (в процессе всё той же конкурентной борьбы), что одни товары (например нефть) будут стоить в десятки раз меньше их реальной цены, а другие товары (например радиоэлектроника) наоборот – в десятки раз больше. Причём это увеличение и уменьшение цены происходит не в интересах конкретных производителей или потребителей, а в интересах вполне конкретных корпораций и групп государств, блюдущих всё тот же принцип максимальной прибыли вместе с узкокорыстными политическими интересами, по обеспечению всё той же самой максимальной прибыли для себя любимых. И не важно, что из-за их политики в странах вовлечённых в их систему – систему капитализма, – ЕЖЕНЕДЕЛЬНО погибает от голода 250 000 детей. Ведь для него, для рынка важнее всего именно прибыль, а не Жизнь.

Так же существенно и то, что рынок делает товаром то, что в принципе не должно быть товаром – деньги, землю, людей и так далее. Что немыслимо в любом традиционном обществе.

Пример по деньгам. Хорошо известен (к сожалению, только специалистам и особо настырным гражданам) такой факт: по реальному соотношению стоимостей товаров и услуг советский рубль образца 1985 года стоил 30-35 долларов. ТРИДЦАТЬ-ТРИДЦАТЬ ПЯТЬ ДОЛЛАРОВ ЗА ОДИН РУБЛЬ!!![51] За какую цену тот же рубль продавали уже в начале девяностых всем известно. А ведь реальные цены и их соотношения практически поменялись очень мало[52]! Всё это действие таких механизмов рынка как финансы и политика.

Так где же, дорогой читатель, справедливость? Нас наши же правители в процессе «рыночных реформ» очень нагло обокрали, ограбили, «кинули» по всем социальным статьям, которые наши предки честно для нас же заработали, отвоевали и мы же остались ни с чем! У нас отобрали то, что нам по праву принадлежало, и поделили между собой – маленькой кучкой правителей и олигархов.

С точки зрения рынка – всё нормально. Так и должно было быть. Они выиграли, ограбив вас, они сказочно обогатились, они добились успеха. Вы же проиграли и остались ни с чем. Вы по этой идеологии теперь никто.

Быдло. Грязь. Неудачники.

Вы считаете это справедливым?

Вы считаете, что вас справедливо ограбили? Вы считаете справедливым, по этой реформе по этой рыночной морали около 40 миллионов наших соотечественников, обречены на медленную и мучительную голодную смерть? Справедливо ли то, что и вы сами, если (не дай бог!) попадёте в больницу и вам понадобится сложная операция, за которую вы, при нынешней власти просто не в состоянии будете заплатить, будете обречены на гибель?

Справедлива ли вообще ЭТА власть?

Для справки: за время реформ падение среднего уровня жизни по России составило от 4 до 6 раз. Умножьте свою нынешнюю зарплату на среднее число – 5. Вы получите уровень жизни, который ВЫ бы имели, если бы сохранился уровень экономики и «социалки» 1985 года. Но экономика при социализме не стояла на месте – она росла. Так что если вы хотите получить результат, который мы бы все имели не будь «перестройки» и «рыночных реформ», то умножайте сразу на 15-20 (рост в 3 – 4 раза). Именно такие темпы роста имела наша экономика до «перестройки»[53].

Я преднамеренно отклонился немного от темы, чтобы вы «на своих костях» прочувствовали различия Западной модели общества и Российской, Советской – солидарной. Мы до сих пор меряем экономику, прежде всего, моральной меркой, а не денежной, как нас призывают это делать. И если мы будем считать что какая-то экономика, какая-то власть над нами просто аморальна, то долго она не продержится. Как не продержалась и рухнула власть царизма в 1917 году.

Так и сейчас, как только большинству активных граждан России станет очевидным то, что нынешняя власть, нынешняя, рыночная модель экономики попросту аморальна и не справедлива – она так же рухнет, как когда-то рухнул морально и исторически прогнивший царский режим.

Мы меряем до сих пор любую власть не с денежной, а с моральной стороны.

В этом суть традиционного общества!

Общества основанного на солидарности, а не на конкуренции.

Глава 7. Законы рынка

§1. Очень крупные «мелочи»

Как и всякая крупномасштабная структура общества, рынок имеет свои законы.

Попробуем вывести «законы рынка» из всё той же идеологии, лежащей в основе Западного общества.

Итак, первое правило поведения на «рынке», это «война всех против всех» – конкуренция. Это значит, что любой человек, любая организация в «рыночных условиях» должны исходить ТОЛЬКО из соображений собственной выгоды. Раз это война, то на войне «все средства хороши». Вплоть до убийства конкурента.

По большому счёту убитый конкурент – абсолютный неудачник, так как его фрагмент рынка попадает к тому, кто его «обошёл». В данном случае – убийце.

Применение этого принципа так же оправдывается и идеологией вытекающей из протестантизма. Ведь … «тот, кому суждено попасть в рай – он туда попадёт, и ему уже на земле будет сопутствовать «помощь господа». А если это неудачник то, что с ним церемониться? Он всё равно вместилище всех мыслимых пороков – он грязь. И какая разница, когда он попадёт в ад – рано или попозже? Лучше бы пораньше – «достойным людям» без этой дряни будет лучше».

Хоть данное соображение всегда подспудно имелось в виду, но явно перекрывалось всё теми же христовыми заповедями с его апологетикой защиты слабых перед сильными. Ведь протестантизм формально вышел из христианства, где эти заповеди очень сильно чтятся. От них так же и идёт юридический запрет на убийство, которое пытается как-то поддерживать государство с молчаливого согласия большинства граждан. Ведь большинство этих граждан – как раз те самые неудачники!

Ещё один довод за введение этого юридического запрета это то, что «неудачники» имеют «дурное свойство» объединяться для отстаивания своих прав. И первый кто при таких разборках будет убит, это тот самый «успешный» представитель элиты, который и является основным виновником бедственного положения «неудачников».

Это так же поддерживается негласным поощрением диких вооружённых разборок на самом дне общества.

Сами посудите: кого прежде всего будут искать хотя бы в нашей современной Россиянии – убийцу бомжа или убийцу крупного банкира?

Если бомжа просто закопают, то для отыскания убийцы банкира полстраны сроют.

Так что здесь имеется очень несимметричное распределение юридических прав и обязанностей. Называется это во все времена «двойными стандартами».

Но так как совсем без защиты неудачников не обойдешься – они справедливо могут решить, что их дурят и обманывают, – то и между «неудачниками» стараются так же поддерживать некоторое подобие хоть и очень вооружённого, но мира. Хотя бы для того, чтобы они не расслаблялись на счёт всесилия полицейской мощи государства. Это их так же удержит от поползновений сводить счёты с богатыми.

Отсюда получается, что в самом начале своего существования такое государство ввело предохранитель, который держит всё общество от сползания к принципам сосуществования пауков в банке. По большому счёту, это для государства вполне выгодно, так как позволяет элите – «успешным» – находиться хоть и в напряжённом, но всё-таки НЕ в откровенно военном противостоянии с теми, кого они угнетают.

Вполне естественно, что любой «успешный» кровно заинтересован в том, чтобы его пребывание на вершинах успеха было наиболее комфортным. А раз комфортным, то, следовательно, надо в правила «рынка» ввести те правила, которые так или иначе закрепляли бы их положение, охраняли бы от конкуренции «снизу». Что такому существованию мешает?

Таких «помех» несколько.

Первая из «помех» – формальное равенство возможностей. Либерализм как идеология его очень ярко выпячивает, пытаясь внушить всем, что только Западной цивилизации именно она и присуща, в отличие от всех прочих.

Эта помеха так же следует из, всё тех же, «заповедей», где прямо сказано, что «все равны пред Господом».

В протестантизме, это равенство лихо обходится догматом предопределения, который делает всех людей неравными изначально.

Но беда элиты в том, что идея равенства, СЛИШКОМ ПОПУЛЯРНА среди всех остальных. Следовательно, этим самым «остальным» надо дать какую-то кость, которой они бы моли бы удовлетвориться. Такой «костью» и является широко провозглашаемый принцип равенства возможностей.

Провозглашать-то он провозглашается, но ясное дело элите он весьма неприятен. Следовательно, должны были быть выработаны такие правила, которые позволяли бы этот принцип обойти.

Причём обойти так, чтобы не порушить веру в этот принцип у «неудачников». И не важно, что этот принцип отвергли сами отцы-основатели протестантизма.

Вот что по этому поводу, говорит С.Г. Кара-Мурза.

«В классовом государстве гражданского общества равенство перед законом (право субъекта) неизбежно обращается в неравенство личностей перед Богом и перед правдой. Читаем у Лютера: "Наш Господь Бог очень высок, поэтому он нуждается в этих палачах и слугах – богатых и высокого происхождения, поэтому он желает, чтобы они имели богатства и почестей в изобилии и всем внушали страх. Его божественной воле угодно, чтобы мы называли этих служащих ему палачей милостивыми государями". Богатые стали носителями власти, направленной против бедных (бедные становятся "плохими"). Раньше палач была страшная должность на службе государевой, а теперь – освященное собственностью право богатых, направленное против бедных».

По догмату выходит несколько неуютно. А ну как кто-то решит, что он избранный и поубивает всю элиту? Необходимо что-то, что отвлекло бы потенциального революционера от смертоубийства богатых.

Отвергнуть этот принцип было бы глупо ещё и потому, что по нему же каждый человек должен упорно трудиться, чтобы добиться успеха (обязанность трудиться – ещё один принцип прописанный в Библии).

Эти правила были найдены довольно быстро и оформлены в виде «законов рынка».

Самый главный из них: «Всё покупается и всё продаётся!».

Этот «закон» стал для американцев, а в последствии и для всего «цивилизованного мира», чем-то вроде кольта сорок пятого калибра. Только для большинства людей этот кольт был полностью фальшивкой – чем-то вроде деревянного муляжа пистолета, против реального пулемёта.

Ведь с одной стороны все владеют деньгами, и все равны в праве их использования, но с другой – тот, кто имеет больше денег, имеет и неизмеримо больше возможностей просто «задавить массой» того конкурента, который имеет их меньше. Тем не менее, для всех дураков, всех времён и народов на их претензии на неравные условия, существовала отговорка: «заработай больше денег и делай тоже!».

Для тех же дураков существует и пример с антимонопольным законодательством, которое, якобы, уравнивает в возможностях соревнующихся предпринимателей.

Но почему-то никто из этих же дураков не берёт на себя труд подумать: а для кого существует этот закон? Для того, кто имеет только собственный пиджак да штаны, или может быть для другого индивида, что имеет собственный завод?

Ведь факт состоит в том, что этот закон действует не на уровне маленьких или даже средних предприятий, а на уровне корпораций. То есть на уровне организаций ворочающих десятками миллиардов долларов. Они и только они создавали этот закон. Создавали для своего собственного выживания и благоденствия. Если не будет конкуренции – корпорация очень быстро загниёт и падёт. Следовательно, какая-то минимальная конкуренция должна быть. Но такая, чтобы не угрожала существованию этих самых корпораций. Величине прибыли – пусть, но только не существованию. Следовательно: должен существовать такой закон, чтобы обеспечивал именно минимум конкуренции, но не угрожал существованию. Для этого нужно примирение с между крупными конкурентами.

Это значит, что антимонопольное законодательство служит для примирения самих корпораций между собой!

Посудите сами. Если существует в какой-то области две корпорации, делящих рынок, то одна другую из-за этого закона уничтожить не может. Ибо тогда самой придётся делиться как амёбе на две части, для обеспечения соответствия тому закону. А это неприятно.

Так что всякие корпорации даже сотрудничают друг с другом, для того чтобы конкурент не дай боже не развалился.

А мелкие предприятия?

Тех глуши за милую душу! Чтобы конкурентами не становились!

Так что этот закон – со всех сторон очень хорош.

Для крупных корпораций хорош.

Как применяется в США этот закон и смежный ему антидемпинговый, я думаю, большинству читателей известно.

Кстати, уже исходя из этих соображений следует, что применение этого закона на нашей почве, для и против наших, российских «монополистов» – верх кретинизма. Они, эти «монополии», создавались на других принципах, исходя из совершенно других постулатов и служат совершенно иным целям, нежели капиталистические – они создавались для максимально эффективного обеспечения ЖИЗНИ, а не обеспечения максимальной ПРИБЫЛИ.

Так как «всё покупается и всё продаётся», и «все равны перед законом», то из этого постулата следует ещё два закона рынка.

Закон первый:«Сильный всегда прав!»;

Закон второй: «Если сильный не прав, то … смотри закон первый!».

Обосновывается вся эта гадость элементарно.

Если у кого-то имеется какая-то претензия к другому, то выиграет тот, кто имеет лучшего адвоката. А лучшего адвоката может нанять тот, у которого, естественно, больше денег.

Если же некто может для обслуживания своих нужд содержать контору из этих самых очень хороших адвокатов, то он в выигрыше будет всегда[54].

Этот закон очень хорошо себя оправдывал на протяжении последних двух столетий, и вряд ли современный Запад от них откажется – рухнут большинство тех корпораций и компаний, на которых весь этот «белый и пушистый» Запад держится.

Ну не будет он рубить сук, на котором сидит всё его благополучие!

Конкуренция, пронизывающая всё общество снизу до верху диктует всем и вся искать обходные пути, если законы не нравятся. И если закон силы денег действует всегда, то….

Уже пример Аль Капоне показал, как можно обойти тот самый закон снизу – украсть! А чтобы не посадили – поделиться частью украденного с законниками.

Таким образом, естественное стремление людей к равенству возможностей с одной стороны, и к сохранению статус-кво со стороны элиты приводит в условиях гражданского общества к эволюции рынка в сторону откровенно криминальную.

Здесь существует возражение, восходящее ещё аж к Максу Веберу.

Он утверждал, что истинный дух капитализма, происходящий от протестантской же этики, есть дух самоотверженного труда и аскезы. Что протестант, чтобы заглушить дикий страх перед будущим (никто наперёд не знает – будет он спасён или нет) топил этот страх в упорном и изнуряющем труде. Такой труд связан, прежде всего, с производством, а не с потреблением.

Причём в пример, подтверждающий данную теорию, приводятся соответствующие факты времён 18-19 веков.

Да, тогда такое было. Пока в протестантах ещё жил дух христианства.

Но тогда возникает вопрос: почему данная этика выродилась настолько, что породила чудовищного монстра в виде современных транснациональных корпораций, для которых все прежние христианские (и не только) ценности, просто «побоку»? Почему именно благодаря этому, такому «белому и пушистому» Западному капитализму вопреки всем человеческим и моральным нормам в мире помирает от голода еженедельно до 250 000 детей?

По моему мнению, всё дело в том, что та этика рухнула по причине вполне родового своего изъяна – принципа получения максимальной прибыли любой ценой, и принципа разделения людей на изначальных праведников, которым должно в конце концов, достаться всё и отверженных. Причём отверженные прямо подразумевались как сосуд, вмещающий все мыслимые и немыслимые грехи и изъяны. И, естественно, что отверженные, по этим же канонам, подлежали искоренению.

Последний принцип является выражением крайнего индивидуализма в религиозной плоскости. Ведь, ещё раз повторю, по этой религии «спасается» каждый индивидуально, и по индивидуальным же качествам.

Заложенным изначально.

До рождения.

Как же западное общество вышло из положения, когда само направление его эволюции приводило к откровенно криминальному поведению его индивидов?

Оно ввело то, что стало называться «гражданским» и «правовым» обществом.

Если забыли – посмотрите ещё раз их описание.

Посмотрите и обратите так же внимание на то, что говорил о гражданском обществе главный его идеолог – Локк: "главная и основная цель, ради которой люди объединяются в республики и подчиняются правительствам – сохранение их собственности".

Надо помнить, что он это говорил о людях именно Западных, тех, кто находится в состоянии «войны всех против всех». Он так же недвусмысленно говорил, что в таком обществе люди делятся на расы господ (собственников) и расу отверженных (пролетариев). Так как пролетарии желают отнять обратно то, что у них отнято, то должна быть сила, которая их от этого удержала – государство.

Но справедливым было бы предположение, что такое общество будет очень нестабильным, так как основывается на постоянной холодной войне, которая периодически должна переходить в горячую фазу.

Так оно и есть.

«Гражданское общество основано на конфронтации с неимущими. Под его правом – террор Французской революции, который был предписан философами Просвещения и Кантом как совершенно необходимое и даже моральное явление. Большая кровь есть основа "социального контракта". Читаем в фундаментальной многотомной "Истории идеологии", по которой учатся в западных университетах: "Гражданские войны и революции присущи либерализму так же, как наемный труд и зарплата – собственности и капиталу. Демократическое государство – исчерпывающая формула для народа собственников, постоянно охваченного страхом перед экспроприацией. Начиная с революции 1848 г. устанавливается правительство страха: те, кто не имеет ничего, кроме себя самих, как говорил Локк, не имеют представительства в демократии. Поэтому гражданская война является условием существования либеральной демократии. Через войну утверждается власть государства так же, как "народ" утверждается через революцию, а политическое право – собственностью. Поэтому такая демократия означает, что существует угрожающая "народу" масса рабочих, которым нечего терять, но которые могут завоевать все. Таким образом, эта демократия есть ничто иное как холодная гражданская война, ведущаяся государством". Это не ушло в прошлое с XIX веком, но невероятное количество ресурсов, извлекаемое Западом из "слабых" стран, позволяет поддерживать социальное перемирие, подкармливая половину пролетариата, превращая ее в стабилизирующий общество "средний класс"»[55].

§2. Рынок, классы и международные отношения

В комплексе, такие принципы взаимоотношения людей неизбежно порождают классы. Прежде всего, класс собственников, которые имеют деньги и средства производства и класс тех, кто всего этого не имеет, имея лишь своё собственное тело.

Как это происходит?

Ресурсов и материальных ценностей, общество добывает и производит вполне определённое количество. Если среди такого общества идёт «война всех против всех», то неизбежно кто-то обладая либо соответствующим изначальным положением в обществе, либо просто более «ловким», приобретает этих ресурсов и ценностей, а так же и денег, выражающих их совокупную стоимость, больше, чем остальные. Но если в условиях ограниченности в целом и ресурсов и ценностей, кто-то получил больше, то кто-то другой получит меньше.

Так как предохранителя в виде перераспределения и «уравниловки» в таком обществе не имеется, то неизбежно, быстрое установление ситуации, когда у одних нет ничего кроме своего тела, а у других есть всё. Причём последних абсолютное меньшинство.

Продавая на рынке труда свою рабочую силу, неимущие так же вступали в войну с себе подобными за право заработать хоть что-то на пропитание. Так как рыночные отношения в экономическом плане очень расточительны и неэффективны[56], то работы на всех не хватало. Не хватало так же, поэтому, и средств к существованию для всех. Это порождало напряжённость в обществе и, как следствие, революции.

Необходимость снизить уровень напряжённости и противостояния у себя дома, вынудила элиту Запада усилить эксплуатацию колоний.

Следуя тому же принципу «войны всех против всех», но уже во взаимоотношениях между странами.

Здесь так же предполагается, что есть страны и народы «правильные» и «неправильные». Есть народы «отсталые» и «передовые».

«Отсталость» или «передовитость» определяется по тому критерию, что и в самом гражданском обществе: если народ, нация или страна не может в равной борьбе нанести, нападающим на них США или Евросоюзу, равный или больший ущерб – это страна отсталая. И не важно, какой ущерб – военный или экономический.

 Правильность и неправильность определяется уже по критерию приверженности той или иной страны «ценностям западной демократии». В этом контексте «неправильная» страна даже гораздо большее зло («империя зла») чем просто «отсталая».

Ведь если в стране «нерыночная» экономика, то проделать фокус с изъятием материальных ценностей у народа – либо очень сложно, либо невозможно в принципе. Примеров тут очень много и первый из них – социалистические страны с сильной централизованной властью, через которую и вынуждены устанавливать торговые отношения капиталисты. Такая централизованная власть, будучи здоровой (например, как сейчас в Китае или Кубе), попросту не позволит из чувства самосохранения сделать из своей страны зону питания Мирового Паразита.

Именно поэтому все такие свободолюбивые страны и являются в глазах Паразита «империей зла» или «осью зла» подлежащей полному и безусловному искоренению.

Почему-то многие из моих собеседников не замечали такого простого факта, что если принять эти, вышеупомянутые, протестантские постулаты, то возникает вполне справедливый вопрос: зачем праведнику заботиться о том, кто заведомо не будет спасён?!

Следовательно: этот самый праведник, по той же самой идее, проводимой прямо и непосредственно, должен приложить максимум усилий со своей стороны для того, чтобы максимально отгородить и себя и всё своё «спасаемое» окружение от злокозненных происков «отверженных».

Если же среди отверженных рождается «спасённый», то по той же самой идее, он должен будет подняться «из грязи в князи», минуя чью-либо постороннюю помощь – «Бог ему поможет!».

Что сейчас делает Евросоюз и США?

Именно отгораживает своё общество от всего остального «отсталого» мира! Отгораживает, чтобы создать ТОЛЬКО для себя благополучие, на которое не имеют право покуситься или приобщиться к нему никто другой. Отгораживаются так же и для дальнейшего усиления грабежа всех остальных «неудачников». Ведь если не отгородиться, то те самые «неудачники» постараются тем или иным образом попытаться перераспределить обратно то, что Запад у них награбил.

Запад отгораживается, тем самым, обрекая огромные массы ограбленных людей на гибель. На гибель по той причине, что Запад их записал в «неудачники».

Эти самые идеи, повторяю, были заложены уже в самом учении протестантизма. И не важно, что они не высказывались прямо и открыто как единый комплекс идей. Главное, что они прямо вытекали из самого учения. Логически вытекали, что и предопределило дальнейшую эволюцию общества-носителя этих идей.

Даже после того, как то учение благополучно издохло, заменившись культом науки и атеизма, – всё равно, оно осталось в базовых стереотипах поведения всего общества. Как правила не подлежащие сомнению и ревизии. Более того! Так как эти правила были очень выгодны тем, кто имеет большие деньги, они подверглись целенаправленной рационализации и легитимации в виде «научных» теорий и учений.

Ярчайшим примером таких «научных» теорий и учений является Бихевиоризм и социал-дарвинизм[57].

§3. Ещё одна помеха: «Заповеди»

С заповедями было гораздо сложнее.

Формально, протестантизм ничего не говорит против них, но объективно Заповеди откровенно мешают развитию Паразита.

Заповеди, поэтому, так же были обойдены очень просто.

Если всё можно купить, то Заповеди существуют только для того, кто денег не имеет. И за соблюдением этого следит государство.

Я не утрирую и не издеваюсь.

Посмотрите на то, что происходит в нашей стране. Такая же ситуация существует и в других странах Паразита. Только там это очень красиво затушёвывается.

Затушёвывается так же и пропагандистского рода фильмами. Эти фильмы кроме пропагандистской цели имеют цель ещё и снять психологическое напряжение у Западного обывателя, который знает о безобразиях, творимых власть и деньги имущими, но не может ничего против этого поделать.

Посмотрите, как герой одиночка «выводит на чистую воду», в этих фильмах зарвавшихся бизнесменов и государственных чиновников.

Чисто психологически, обыватель ассоциируется с главным героем, который мстит, убивает, сажает на скамью подсудимых этих преступников.

Но, к сожалению, это только на экране.

В реальности, практически никогда такие люди ответственности не несут. Деньги делают всё.

Исключение составляют только те случаи, когда такого рода «проступки» (о которых, как правило, все входящие в элиту знают), используются одной конкурирующей группой элиты в целях войны против другой такой же группы элиты.

Примеры этого можно видеть всегда и чуть ли не каждый день. Так что отрицать это или истолковывать всё чисто корыстное поведение Западной элиты как высокоморальное, правовое и демократическое – может только либо запредельно наивный, либо предельно корыстный человек. Предельно корыстные ныне имеют с оболванивания Россиян слишком большие дивиденды, чтобы говорить хотя бы малейший кусочек правды.

Так как главным при «рынке» является величина полученной прибыли, так как в западном обществе главным является достижение «успеха» индивидом, то любые морально этические нормы будут оцениваться по шкале «выгодно – не выгодно». Если выгодно им следовать – будут следовать, не выгодно – отбросят с лёгкостью и без угрызений!

Напоминаю ещё раз, чтобы не забывалось.

Почему данная извращённая этика очень выгодна для людей богатых?

Человек, имеющий в условиях «войны всех против всех» бóльшие деньги, чем остальные, обладает и, соответственно, бóльшими возможностями, причём тем большими, чем больше у него денег. У достаточно богатого человека, как правило, их количество делает совершенно несоизмеримыми его возможности с возможностями людей имеющих эти деньги в малых или очень малых количествах.

Не надо приписывать мораль тому, где её нет по определению.

Глава 8. Об «эффективности» рынка

Нужно отдельно сказать о том, на чём висит ныне одно из самых лживых и самых распространённых убеждений современных россиян.

Это утверждение о, якобы, превосходящей эффективности рынка.

О том, что, якобы, социализм не выдержал именно соревнования в области эффективности.

Об эффективности рынка говорили многие, и очень хорошо сказал в своей книге «Опять вопросы к вождям» Сергей Григорьевич Кара-Мурза.

Предоставим слово ему.

«В мире была только одна цивилизация, которая вся устроилась по типу рынка, – Запад. Но известно, что это было бы невозможно, если бы он три века не высасывал огромных средств из колоний. Триста лет на одного европейца бесплатно работали четыре человека – индусы, африканцы, малайцы... самые плодородные земли, недра четырех континентов! На эти средства и были построены промышленность, шоссе и мосты, уютные дома и небоскребы. Эти средства работают и сегодня. Да и не только в мостах и заводах – даже средненький человек на них живет.

Но вот колонии, казалось бы, освободились. Однако Запад нашел новые способы высасывать из них средства, в еще больших количествах. Западные фирмы завладели промышленностью, и так же, как раньше сырье и бананы, из "третьего мира" уже "добываются" машины, материалы, электроника. За гроши. И чуть где-то возникает угроза этим "жизненным интересам", мировой жандарм наносит страшный удар своей дубинкой. Если бы непрерывный поток средств из всего мира прекратился, мы бы увидели чудо – быстрое обнищание Запада, крах всей его экономики. А ведь люди там работящие. Почему же им так нужна подпитка извне?

Причина в том, что жизнеустройство по типу рынка ужасно расточительно. Трудно даже вообразить. Мы этой изнанки просто не видим – за блеском небоскребов и мерседесов. Надо пожить на Западе их жизнью небогатого человека, и только тогда открывается эта безумная расточительность. Да, у них есть дома и мерседесы, они к тому же и скопидомы, зимой снега не выпросишь, но при этом такие огромные средства утекают у них сквозь пальцы, что глазам своим не веришь.

Где же главные потери? Прежде всего в том, что огромные массы молодых и здоровых людей отвлекаются от производства реальных ценностей. Огромные трудовые ресурсы омертвляются безработицей. Семья[58] живет по принципу "От каждого – по способности", здесь каждая голова, каждая пара рук работают, от ребенка до старика, каждый посильно. Рынок же обязательно отвергает более или менее значительную часть рук и голов, так он и поддерживает равновесие. Сегодня "резервная армия труда" велика даже на самом Западе. В Европе – около 20 млн. образованных, здоровых людей. Это такая колоссальная потеря, что нам трудно себе представить. Не говоря о том, что значительная часть усилий Запада уже направлена на "обслуживание" безработных (службы социальной помощи и занятости, психиатры и полиция). От этой потери СССР был избавлен, его хозяйство, устроенное по принципам семьи, обладало чудесной способностью опережающего роста потребности в рабочих руках.

Вторая "черная дыра" – охрана. В семье все открыто. Сторожа у каждого шкафа ставить не надо. Если сын-шалопай и стянет из сумочки у матери мелочи на мороженое – не страшно. На Западе первое, что потрясало советского человека, когда он туда попадал, – невероятное число охраны. В любом паршивом магазине – здоровые парни в форме, да еще в отдельном помещении сидят неотступно двое у телевизоров (во всех углах торгового зала тебя озирает телеглаз, крутится туда-сюда). Много охраны на Западе, но ему далеко до стран с рыночной "дополняющей" экономикой (а только такой и может стать Россия). Я жил в университетском городке близ Сан-Паулу (Бразилия), далеко от трущоб большого города. И все же в поселке преподавателей по аллеям все время курсируют джипы с охранниками. Внутри этого поселка, за высокой стеной – цитадель, дома богатых профессоров. Вдоль стены ходят автоматчики. Профессор, у которого я жил, нанимает охранника, который возит его дочку в балетную студию.

Да и у нас уже посмотрите– у каждого кафе три-четыре здоровых лба чуть не с автоматами. Вокруг каждого коммерсанта – целая свора юношей с мобильными телефонами. Телохранители! Директор средненького завода уже не выйдет в цех без мордоворотов-охранников. В институте, где я работаю, раньше на вахте сидела баба Маня, вязала носок – теперь в штате шесть красавцев с профессорским окладом. Всей этой охранной братии в России уже, как считают, более 5 миллионов. Все они паразитируют на нашем труде. И это только начало. Как только рабочие начнут бунтовать, а это неизбежно, хозяева наймут целые отряды бандитов.

Третья прорва, в которую при рынке отсасывают рабочие руки и головы, – банки. У нас в СССР их не было, семья обходилась без банка. Был Госбанк, который распределял в хозяйстве безналичные деньги, контролировал взаимозачеты предприятий. Была сберкасса. Со всем этим делом управлялось небольшое число милых женщин (даже милиции в сберкассах не было). На Западе в каждом городе банки – как спрут, который все охватил своими щупальцами. Банки занимают главные здания в центре и большую часть первых этажей всех зданий вообще. В конце рабочего дня из банков-небоскребов течет, как из муравейника, такой поток людей, что страшно становится. Что же это за образ жизни, если чуть ли не треть молодежи тратит свои лучшие годы, подсчитывая чьи-то центы и доллары? У нас банки еще ничтожны, все они в России в сумме – как один крупный западный банк. Но уже видно, сколько они могут поглотить в свое чрево способных молодых людей, отвлечь их от полезного труда.

Наконец, всем уже видно, какую массу людей может сожрать мелочная торговля. Запад – это единственная цивилизация, где основная масса народа не трудится в поле или на заводе, а сидит по лавочкам и магазинчикам. Нам это представляли как идеал. Да, вроде бы удобно. Заходишь в магазинчик, звякает колокольчик, выбегает хозяйчик, чуть тебя не обнимает, отвязаться трудно. Но когда прикинешь, сколько здоровых и умных людей просиживают в этих лавочках и магазинчиках всю свою данную Богом жизнь, становится жутко. Ведь тоска смертная. Сидеть целый день, продать три-четыре пары обуви или брюк.

Конечно, в СССР уж слишком все были втянуты в производство, в торговле персонала явно не хватало. Через руки бедных девушек-продавщиц проходила огромная масса товаров. И они выбивались из сил, к вечеру чуть не падали, и людям неудобно. Это по мере возможности можно было бы менять – но ведь не устраивать то, что мы видим сегодня, когда полстраны сидит без дела по ларькам и на углах. Один календарики продает, у другой – две пары носков. Скажут: это – издержки переходного периода. Нет, товарищи дорогие! На Западе – то же самое, только лавочки там хорошо обустроенные, теплые и уютные. А суть та же – бессмысленная трата человеческой силы и души. И, конечно, огромные издержки, которые ложатся на тех, кто производит полезные вещи.

Я жил в Сарагосе, среднем испанском городе, около полумиллиона жителей. В нем полсотни автосалонов – хорошие помещения, все освещено, куча клерков. Меня это удивляло, я все спрашивал: зачем такие траты? Ведь машины-то одни и те же, десятка два моделей. Собрать их в пару салонов, пусть люди посмотрят, оформят заказ – и все. Нет, надо занять массу людей, в каждой торговой фирме свои маленькие уловки, какие-то мелкие подарки, суета. Наверное, эта чушь людям нравится. Но ведь оплачивается она страшным перерасходом человеческих жизней. И тяжелым трудом тех, кто за сценой. Даже тех же испанских рабочих, что не могут оторваться от конвейера и должны мочиться прямо в комбинезон, в прокладки вроде толстого "тампакса"».

Но то, что сказал С.Г. Кара-Мурза в вышеприведённом отрывке лишь небольшая часть правды. Причём та часть, которая очевидна, сразу бросается в глаза. Цель книги, которую он написал была не подробное описание экономических неприятностей рынка, а заставить задуматься рядового гражданина. А для этого подробные экономические разбирательства вредны. Учитывая то, что читать эту книгу будут, в большинстве своём, так же люди не сильно разбирающиеся в экономике, я не буду залезать в дебри.

Вся остальная неэффективность рынка она гораздо менее очевидна и часто очень хорошо скрыта под внешне правильными и внешне очевидными постулатами и положениями рыночной экономики.

Разберёмся.

Для начала подумаем над такой вещью: что может следовать из принципа конкуренции?

Первое, и далеко не самое очевидное для «совка» это то, что КАЖДОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ должно быть комплектным. Попросту говоря оно должно быть самодостаточным.

Западное предприятие вынуждено производить тьму дополнительных действий и часто очень дорогих действий, но в условиях рынка жизненно необходимых.

Маркетинг, разработка и дизайн фирменных изделий, выбор технологического принципа и соответствующий подбор оборудования, реклама и контроль реализации, реагирования на требования клиентов и на существование новейших разработок, выбор партнёров и обеспечение конкретных взаимоотношений, выбор направления модернизации и ремонта и так далее. Вполне естественно, что под всё это должны быть отведены мощности, людские и финансовые ресурсы.

Многие скажут: ну и что?

Ныне вполне часто распространённая реплика на данный пассаж. Уже сейчас вся эта дикость (комплектность предприятия «по-западному») становится правилом. Правилом, в десятки раз снижающим общую эффективность экономики. Эти многие просто не знали или не знают что из себя представляло советское предприятие. А с точки зрения типичного западоида советское предприятие представляло из себя «осколок»[59]. Они (западные экономисты) привыкли оценивать предприятие со своей, западной точки зрения, так как отдельное предприятие или компания там вполне самостоятельная экономическая единица. Единица, конкурирующая с такими же как она другими.

У нас в Советском Союзе всё было далеко не так. Большая часть перечисленных функций была вынесена из предприятия в соответствующую вышестоящую структуру, обслуживающую несколько предприятий региона, отрасли, министерства. Вполне естественно, что затрат на всё это самое управление было в десятки раз меньше. Меньше во столько раз, сколько предприятий обслуживалось.

Меньше бюрократов (по наличному количеству), меньше документов, меньше колен управления отраслью, меньше хаос и так далее.

Вопросы модернизации так же решались в соответствующем управлении с подачи соответствующих специализированных НИИ.